BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO




«Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво». Из книги "Подросток" Федор Достоевский

Восточная мудрость гласит: «Простым камнем можно подбить женщине глаз. Драгоценным — сердце». Но старые, опытные и умные люди говорят, что лучше всё-таки глаз.

Пересматривали с женой недавно замечательную комедию "Meet the Fockers", у нас перевели, как "Знакомство с Факерами" и опять вспомнился подобный жизненный эпизод из наших былинных уже времен. Я конечно, не такой косячник как Грег из фильма, но в подобной ситуации тоже неслабо отметился.

Привез я тогда знакомиться с родителями свою любимую. Заранее предупредил, родные расстарались, принарядились, стол накрыли, ждут...

Идем с остановки, а Ленка видно волнуется сильно, прямо прорвало на болтовню, раньше замечена не была, а тут трещит не прерываясь, а мне от этого и вообще совсем тошно. Впрочем, понятно почему. Потому, что нет внятных ответов на закономерные вопросы от родителей, где и главное - на какие шиши мы планируем жить в это непростое время (начало 90-х, а оба студенты еще).

- Вот бы притушить немного твой фонтан красноречия... - захотелось мне. Но бойтесь своих желаний, иногда они выполняются сразу и буквально. Вчера была оттепель, а сегодня подморозило с легким снежком..., тротуар скользкий, идем рядом. Я неожиданно для себя поскользнулся и пытаясь удержать равновесие, неосознанно и рефлекторно, но очень резко взмахнул правой рукой... Ведь даже сильно захочешь, так знатно никогда не попадешь. Снизу вверх ребром ладони точно и очень сильно Ленке под кончик подбородка.
- Хорошо хоть кисть расслаблена была... - первая моя мысль. Что это "хорошо" моей будущей жене отнюдь не показалось.
- КЛАЦ... - сказали ее зубы.
- Ой-ой-ой... - от острой боли возопил прикушенный кончик языка, поперхнувшись серединой последнего слова.
- Бля... - пробормотал ее ошеломленный мозг, немного оправившись от ослепительной вспышки и пытаясь остановить неудержимое кружение звездочек в глазах.
- Бряк-хрум - одновременно издали звуки упавшая сумочка и бухнувшиеся на лед тротуара колени.
- Вот нихера себе! Едва про свадьбу заговорила - сразу удар в челюсть... - это опять мозг, лихорадочно пытаясь найти причину такого неожиданного поворота событий, а сама замычала и закрыв ладонями лицо, склонилась до самой земли.
- Я случайно..., извини... Извини, пожалуйста... - я скакал вокруг, не зная, что делать и как утешить. Не придумал ничего лучше, как ухватить сзади подмышки, поднять рывком и буквально волоком дотащить до ближайшей лавочки.

Она сидела и тихо плакала, периодически сплевывая обильную кровь из прокушенного языка, я стоял перед ней на коленях на свежем снежке, обняв и бормоча какую-то извинительную ласковую чушь.

Немного успокоилась, а я резво рванул до киоска во дворе и купил бутылку водки и минералку. Ну, не зеленкой же мазать... Она несколько раз продезинфицировала и я тоже пару раз приложился прямо из горла, чтобы как-то заглушить чувство неподъемной вины и тоскливой тяжести в груди.

- Добрый день... - вот черт соседку сверху принес, аж минералка пошла в другое горло, когда я запивал гадкую водку. И столько в ее интонации было скрытого за приветливыми обертонами сарказма, жадного любопытства, в сияющих глазах сладкого предвкушения, как она про бухающую на лавочке парочку соседям будет рассказывать, что нас с Ленкой одновременно и резко передернуло. Я сквозь перханье тоже попытался поздоровался, но по звукам и интонации получилось скорее: Иди ты в жопу!
Соседку это ничуть не смутило, она поставила тяжелую сумку на лавку и приготовилась к длинной беседе, я в словно наэлектризовавшемся воздухе почувствовал, как у нее на языке крутится куча вопросов. Пришлось применять тактику полного игнора. Я стал тихонько на ухо что-то говорить Ленке, демонстративно ноль внимания на соседку, даже не смотря в ее сторону. Лена тоже опустила очи долу, сосредоточено и очень внимательно и вдумчиво рассматривая какой-то старый бычок на земле.
- Это твоя невеста? - соседка все-таки попыталась обратить на себя внимание. Не получив ответа и почувствовав наконец себя лишней и полной дурой, постояла еще несколько секунд, потом подхватила сумку и что-то недовольно бурча под нос наконец удалилась. Ох, ну и пойдет сейчас по двору сплетня...

- Дафай не пойтем, дафай ф шледуюший влаз... - кровь остановилась, но язык заметно припух, звуки выходили одновременно картавыми и смешно исковерканными. Было бы смешно, если бы не было бы так грустно.
- Так ведь ждут. Мама салатов наготовила, отец вареников с сырой картошкой налепил...

Маленькое отступление, кто не знает, как это с сырой: Картофель режется маленькими кубиками, около 5 миллиметров (примерно половина объема начинки, можно чуть больше), несоленое свежее сало такими же кубиками (четверть от объема или чуть меньше, резать замороженным) и лук тоже по возможности кубиками (четверть). Соль, перец. Фаршу надо дать с час постоять в широкой посуде под наклоном, убирая жидкость с картошки. Варить в подсоленной воде 5-7 минут. Смазать сливочным маслом или подавать со сметаной. Вкуснее вареников я не ел. Эх..., проглотил слюну и пишу дальше.

- Вот как не придем? Давай все-таки дойдем, я объясню... Не чужие же люди... Если не появимся, хуже получится... - поправила косметику и обреченно пошли...

- Штвафштфуйте! - Лена почти шепотом. Мать недоуменно на нас посмотрела, принюхалась и удивленно подняла левую бровь.
- Мам, я сейчас всё объясню...

Охи-Ахи, сетования на мою неуклюжесть, требования показать язык... и непременно, и немедленно помазать "волшебной мазью"..., а отец, чтобы не заржать тут же в голос побежал на кухню, якобы ставить воду под вареники...

Все-таки в душе каждой женщины живет СТЕРВА, иногда она прячется очень глубоко, годами не показываясь, иногда сознательно задвигается и подавляется, иногда напротив выпячивается, иногда демаскируется только перед близкими людьми или наоборот, но знайте - она там есть всегда. Неоднократно в этом убеждался. Вот и мать, впервые примерив на себя роль свекрови, неожиданно для меня повела себя как последняя она. Нет, никакой грубости, ни в коем случае, все тем же умильным и ласковым голоском..., но темы, вопросы, интонации, двусмысленные паузы, разочарованные жесты, тяжелые вздохи... Школа Станиславского отдыхает...
- Люся, перестань, видишь девочке больно разговаривать... - отец и я несколько раз пытались ее одергивать, но где там.
- Что же вы ничего не едите? Невкусно совсем? Вы то, наверное, очень хорошо готовите? - переключилась типа на другую тему, но с тяжелым вздохом (я тут старалась, готовила...)
- Мам, ей языку больно, какой вкус? - и чтобы немного разрядить обстановку, рассказал в тему старый анекдот:

— Папа, знакомься, это Александр!
— Проходите Саша, отобедайте с нами!
— Папа, Александр сыт!
— Саша, не ссыте, проходите!

Отец заржал, а мать даже не улыбнулась. А я для себя уже окончательно решил, что жить с родителями, даже первое время, вообще не вариант. Посмотрел на Лену, понял, что она уже на грани, чтобы не расплакаться от боли и обиды и быстренько завершил визит.
- Так быстро собрались и не поговорили толком. Наверное, скучно с нами, мы то люди простые...
- МАМ!!! Хватит уже...
- А что я? И спросить нельзя... И не кричи на мать... - последнее с плаксивой интонацией и миной, готовясь пустить слезу.
Тьфу, ты черт...

Жена потом признавалась, что тогда у нее получился самый сложный экзамен из когда-либо случавшихся, с напряжением всех нервов и выдержки.
Но вот, несмотря на тот прием, уже больше двадцати пяти лет вместе. Со свекровью у нее отношения на удивление хорошие. А я жену по-прежнему люблю, а теперь еще уважаю как человека, как замечательную мать моих детей и как очень мудрую женщину, очень редко выпускающую на волю свою стерву. Но...., нет-нет да припоминает она мне тот удар (первый и последний) и последующее знакомство с родителями...
Теперь уже смешно...



Со слов друга.

Время от времени наш институт организовывал конференции в разных экзотических местах. С одной стороны, нам интересно было куда-нибудь поехать, с другой стороны (это была официальная причина) - давался толчок к развитию местной науки.

Этот случай произошел во время конференции в Махачкале. Я тогда еще был молодым аспирантом.

Я делал доклад по расчетам зонных структур в ... (в общем, занудная квантовая механика). Мы эти расчеты полностью автоматизировали: задавали программе координаты атомов, она расчитывала все, что надо, строила графики, эти графики и формулу вещecтва мы вставляли в заготовку статьи. Руками надо было писать только oдин абзац в заключении. В принципе, мы могли эти статьи сотнями штамповать, но считали, что по одной в месяц вполне достаточно. Я до сих пор эти статьи не различаю (только по формуле вещества в названии). На докладе все (включая меня - докладчика) спали - я уже десяток раз все это рассказывал, а большинство слушателей с десяток раз это слышали, да и знали про нашу автоматизацию производства статей. Все вопросы уже давно были заданы.

Какой-то интерес этот доклад представлял только для местных.

По окончании доклада председатель заседания сквозь сон спросил, есть ли у кого вопросы. И тут один из местных встал и начал: "Вот вы скaзали, что волновая функция", - дальше он довольно точно привел цитату из того, что я сказал, то ли память хорошая, то ли записал, и продолжил, - "но понятие волновой функии было введено больше 50 лет назад. Как за это время изменилось философское отношение к понятию волновой функции?"
Я был еще молодым аспирантом, и поэтому я открыл рот, чтобы сказать ему, что я о нем и его вопросе думаю, но в голове у меня очень быстро прокрутился рассказ Шукшина "Срезал", и я успел рот закрыть. Я пытался понять - это он троллит меня, пытаясь разыграть по ролям рассказ, или действительно такой?

По счаcтью, председатель заседания (наш замдиректорa по науке) сквoзь сон понял, что происходит, и взял инициативу на себя. Он скaзал, что наверное будет лучше, если он ответит на этот вопрос, так как он занимaется этим уже много лет, и дальше из него полился набор слов, абсолютно бессмысленный, но хорошо звучащий. В конце он сказал, что надеется, что он разъяснил этот очень правильный и нужный вопрос и, не дав тому мужику опомниться, закрыл заседание.



В СССР было самое лучшее образование.

Самое лучшее и самое доступное, ибо бесплатное и обязательное. Значит, мы можем сделать вполне логичное заключение, что подавляющее число советских граждан были прекрасно образованными людьми. Смертельное комбо довершал статус самой читающей в мире страны, и тот, кто по каким-то причинам недополучил драгоценных знаний в школе, с лихвой восполнял оные при помощи самообразования. Интеллект рядового гражданина был предельно развит и регулярно тренировался.
Самая лучшая медицина, так же бесплатная и всем доступная, поддерживала здоровье интеллектуалов в прекрасной форме, а гордое звание самой спортивной державы, помогало медицине, а кое-где даже и лишало её возможности поработать, ибо, как нам всем известно, спорт - лучшее лекарство. Крепкие, красивые, закалённые люди мудро созидали прекрасное общество прекрасного будущего.
Самый вкусный пломбир в совокупности в чудеснейшей газировочкой с сиропом, та самая докторская колбаска, восхитительная городская булка, конфеты «кара-кум» и индийский кофе в железной баночке, в тесном сотрудничестве с массой других прекрасных продуктов снабжали граждан всеми необходимыми минералами, витаминами, микроэлементами, белками и углеводами.
Люди были сбалансировано и грамотно накормлены, в каждой семье была книга «О вкусной и здоровой пище» 1952 года издания (даже у меня есть), слаженно работала сфера общественного питания, в продовольственных магазинах имелось всё, что было нужно для достойной, полновесной жизни. Разгорячённый спортом, нагруженный учёбой и приятно утомлённый любимой работой организм не знал никакой нужды и легко восполнял и приумножал свои силы для новых свершений и побед.
Бесплатные квартиры, которые выдавали совершенно безвозмездно всем нуждающимся, так же способствовали как моральному, так и физическому развитию граждан, формировали в них положительные черты характера и наполняли и без того степенные души ещё большим покоем, уютом и достоинством.
Все были очень идейными. Октябрята давали клятву. Пионеры давали ещё более серьёзную клятву. А октябрятами и пионерами были все поголовно. Значит клялись быть верными и следовать заветам — абсолютно все. Комсомольцами и коммунистами были не все, а только самые достойные, но достойных было крайне много. И они тоже давали клятву. Советский человек за жизнь в идеале должен был дать четыре очень серьёзных клятвы, и не просто дать их, но и выполнять то, в чём поклялся пред лицом своих товарищей.
Принципиальные, остро понимающие важность исторического момента, идейные, начитанные спортсмены-интеллектуалы, с железным здоровьем, отдельной жилплощадью, божественным пломбиром и уникальной дружбой народов, царившей повсюду, с перспективной работой и железной уверенностью в завтрашнем дне — как, как один человек смог лишить вас всего этого?
Ведь именно одного человека, своей злой волей разрушившего великую страну, делают сейчас любители СССР основным виновником краха и распада. Мол, затеял свою перестройку, собака, и довёл гласностью этой чёртовой до цугундера. Досветился прожектором своим, доускорялся, сухозаконник чёртов!
Как миллионы умных, честных, здоровых, поклявшихся до последней капли крови защищать и отстаивать — как они смогли позволить всего лишь одному человеку сделать такое?
Непонятно.



СТАРШАЯ СЕСТРА

- Алло.
- Здравствуй Олечка, солнышко!
- Привет, Мамуля! Как ты себя чувствуешь? Как тебе понравился мой подарочек?
- Чувствую не плохо, лучше. За подарок спасибо, доча, очень удобный, сразу привыкла. Я же по нему и говорю. Хорошо слышно?
- Да, отлично, ну, я рада.
- Как ты там, доченька? Как там Таиланд? Как погода у вас? В море купаешься?
- Погода хорошая – это же Таиланд, а в море уже не помню когда купалась. Месяца два назад, наверное.
- Да ты что, Олечка. Я бы на твоём месте из него и не вылезала.
- Это тебе так кажется, первые полгода, я тоже из него не вылезала, а теперь мне достаточно просто на берегу в шезлонге с ноутбуком посидеть, подышать. Мама, а хочешь, бросай своё Кемерово и приезжай ко мне зиму пережить. Наплаваешься. А что? Правда, я не шучу. Отдохнёшь, фруктами отъешься, все болячки сразу как рукой. Хоть на завтра билеты тебе возьму. Загранпаспорт ещё действует?
- Ага, вместе с внуками приеду, что ли? Тоже скажешь.
- Нет, с внуками не надо, внуков пусть Витюша воспитывает. Он хоть работу нашёл?
- Да, подрабатывает иногда, в общем, с переменным успехом. Нормально. Он, кстати, собирается в Москву поехать, к тебе, туда, в квартиру. Осмотреться, работу толковую найти, да только Люська его пока не пускает. Да и мне тоже с Люсей оставаться, как-то не того.
- Как это «к тебе туда», если я сдаю свою квартиру? На что я, по-твоему, в Таиланде живу?
- Оля, да хорош уже со своим Таиландом. Сколько можно? А если и правда Витя в Москву выберется, где ему жить? На вокзале, что ли, если у старшей сестры двухкомнатная квартира?
- Мама, а ничего, что я для этой квартиры: в семнадцать лет без рубля в кошельке из «Камеруна» приехала, заработала на университет, отучилась, за двадцать лет сделала карьеру, влезла в ипотеку, выплатила… продолжать? А что сделал твой Витечка? Сидел у подъезда на твоей шее, пил пиво, женился и посадил тебе на шею ещё и Люсю с детьми. Я ничего не пропустила?
- Ольга! Как ты так можешь? Он ведь твой младший брат! У тебя что, много братьев?
Когда я в больнице с сердцем лежала, ты, что ли, из своего Таиланда яблочки мне носила? Всё на нём было.
- Мама, если Витя и правда хочет приехать и покорить Москву, то я ему, конечно же, помогу - чем смогу, комнату сниму месяца на четыре. Поживёт, освоится, а там посмотрим.
- А почему не квартиру? Ну, хорошо, ладно, пусть комнату, а откуда у тебя на это деньги?
- Не важно, в крайнем случае с валютного счёта сниму, найду, короче. Не переживай, не брошу твоего Витюшу, вытру ему сопли.
- Олечка, у тебя, что и валютный счёт есть?
- Ну, есть, Мама, на чёрный день чуток подкопила. Мало ли, заболеет кто, кризис, бедствия, катастрофы, тьфу, тьфу, тьфу.
- Это правильно, правильно, дочка. Запас всегда нужно иметь. А что там у тебя?
- Что у меня?
- Ну, денег на счету твоём, сколько?
- Для Кемерово нормально, а для Москвы, так и не очень чтобы много.
- Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Не нашего ума это дело. Да?
- Мама, ну, при чем тут - «ума»? Ну, если перевести в рубли, то там у меня миллиона четыре, около того, даже чуть поменьше.
- Четыре миллиона?! Олечка, ты что? Четыре? Так давай мы Вите квартиру купим. Да за такие деньги можно хорошую трёшку взять. Ты представляешь каково мне с ними друг на дружке в двух… каково, когда они… ступить некуда и… а мне ведь восьмой десяток… а дети растут, им своя комната нужна. Сашенька со второго яруса свалился, чуть голову не расшиб.
- Мама, не плачь. Ну, что ты, успокойся.
- Оленька, у тебя были такие деньжищи и ты скрывала? Подумай обо мне, о Вите, о племянниках. Ты-то сама не родила в своей Москве, всё порхала. А Витя мне хоть внуков подарил. Подумай хотя бы о своём будущем. Я умру, кому ты будешь нужна? Только брату и племянникам. Кто тебе воды подаст?
- Мама, что ты меня хоронишь? Мне только сорок, может ещё замуж выйду, ребёнка рожу.
- Ты? Родишь? Олечка, детка, послушай мать, давай купим Вите квартиру, дети-то уже взрослые им нужны свои уголки для занятий... Сама-то с квартирой. Олечка, доченька, у тебя же есть такая возможность. Что ты, как Кащей над златом? Ни себе ни людям. Ну? Мы ведь одна семья и должны помогать друг другу. Как ты не поймёшь? Господи! Да, кому я говорю. Променяла семью на свой Таиланд. Лишь бы самой было хорошо, а дальше хоть трава не расти. Не знала, что ты такая чёрствая. Деньги и правда меняют. Ох, как меняют. Хорошо, что отец не дожил.
- Мамочка, ну зачем ты так?
- А как? Как? Алюнчик, маленькая моя, давай Вите купим квартирку, ну, хотя бы двушку. А? Ой… погоди, погоди. Сердце заболело, ой…



В дополнение про истории с "патронами" и "миной" на ленте просмотра сумок в аэропортах.

Мой папа - учёный до мозга костей. Весь в своей науке. В любой компании через 15 минут после знакомства начинает вещать про секвенирование, аминокислоты и над какими задачами он прямо сейчас работает (папа биохимик). Рассказывает зажигательно :) правда, ничего непонятно, но на такие мелочи мой папа не обращает большого внимания.

В быту папа абсолютно неприхотлив: однажды он по ошибке съел суп, который бабушка приготовила для собаки. Ещё возмущался - мол, почему несоленый суп!

В одежде папа тоже неприхотлив и непритязателен, по стилю больше всего похож на Вассермана. Мнение посторонних про несоответствие его стиля одежды общепринятым нормам его не интересует.

В общем, типаж моего папы, я думаю, вам понятен.

Итак, к собственно истории. Осень 1991 или 1992 года. В магазинах еду надо доставать. Папа пробежался по магазинам с хозяйственной сумкой, прибежал домой, вывалил всё их сумки на кухне, покидал в ту же сумку вещи для поездки на трёхдневную конференцию по химии в Вену. Прилетел в Вену. Стал в гостинице разбирать вещи. И начал так громко смеяться, что прибежали его коллеги из соседних номеров. По ошибке папа захватил с собой из Москвы в Вену двухкилограммовый пакет муки. Самой обычной муки. И никто на таможенном досмотре этого не заметил. А если бы заметил, и спросил, что это, то точно не поверил бы, что большой пакет муки папа взял заграницу по ошибке. И что там нет, ну совсем нет кокаина. Вызвали бы кинолога, просеивали и проверяли бы долго, и папа наверняка опоздал бы на самолёт и на свою конференцию, выступить на которой ему тогда было очень важно. Обошлось :)



Гастрит мозга у препода.

Учились у меня когда-то три спортсменки-волейболистки. Играли девушки в команде очень крупного предприятия, занимали какие-то места. Понятное дело, им было не до занятий. Но две все-таки сдавали экзамены неплохо, а вот третья…

Алинушка – краса поднебесная, гениальность двухметровая. Как и все волейболистки, крепкая, мускулистая, но, простите, учиться ей было нужно совсем не на экономиста. И даже не на постригателя кустиков. Проще было не учиться вообще. Себе бы время сохранила, а преподавателям нервы. Как она доковыляла до третьего курса, сложно понять. Но судный час настал – мой предмет.

Экзамен письменный. Семь задач, три часа. Время вышло, работы сдали. Сижу, проверяю. От Алины – чистый листок. Ладно, учитывая, что меня предупредили заранее, дал возможность пересдать с другой группой, придержав ведомость. Чистый листок. Третья попытка, еще с одной группой. Чистый листок. Четвертая – результат аналогичный. А деканат орет – закрывай ведомость. Закрыл, понятное дело, с двойкой.

Тут же прилетел какой-то начальник с завода. Долго размахивал пузом и гневно потрясал щечками:
- На Алинушку команда молится. У нее страшный удар, никто не берет. Без нашей красавицы мы не победим!
- Вы? – удивился я.
- Ну, - смутился оратор, - это в общем. Прошу, пойдите на встречу.
- Сделаю все, что смогу, обещаю.

К слову, об ударе Алины ходили легенды. Например, однажды после тренировки девушка присела отдохнуть в парке. Может, увлеклась кормлением белочек, может, повторяла азбуку в уме, но момент явления пьяных берендеев прошел незамеченным. Те же, увидев скучающую красу, воспылали безумной страстью и желанием унять телесный зуд прямо здесь и прямо сейчас.

Дальше было как в сказке. Поднялась Алина, а мужики ей смотрят в пупок и диву даются: куда девка исчезла-то ? А тут из-за леса, из-за гор возьми и прилети. Это наша героиня взмахнула сперва левой рученькой, а потом правой. Вскоре и неотложка подоспела. С тех пор бедняги не пьют и каждую неделю ходят в церковь.

Мораль проста – с этой волейболисткой надо быть поосторожнее, а то заколотит в пол по самые бакенбарды. Кстати говоря, обещание, данное начальнику, я сдержал. Мало того, проявил разумную инициативу.

Итак, получив направление на пересдачу (почему-то одной Алине его не доверили), мы приступили к экзамену:
- Вызвал декан, вернусь через два часа, не раньше, только не списывать, понятно?
- Ага.
Сдала чистый листок. Значит, конспекта нет и с соображалкой туго.

Вторая попытка:
- Алина, уезжаю в гороно, на столе мои лекции, там есть решения экзаменационных задач, их не трогать, понятно?
- Ага.
И опять чистый листок. Ясно, и намеков не понимаем. Проще достучаться до небес, но я не унывал.

Третья попытка:
- Алина, вот три задачи с решениями, а мне пора на лекцию, понятно?
- Ага.
Угу, блин! Снова чистый!

Четвертая попытка:
- Алина, здесь две задачи! С решениями! Просто перепишите! Вернусь через час, понятно?
- Ага.

Мне кажется, тот билет запомнил наизусть даже плафон, но девушка упрямо сдавала чистый листок. Ну не прошибаемая. Пришлось с двойкой закрыть первое направление на пересдачу. В деканате вздрогнули: таким темпом и отчисление не за горами.

Тут же появился старый знакомый с завода. Похудевший, осунувшийся и с подбитым глазом, он горестно умолял:
- Да поставьте ей три!
- За что? – возмутился я, - намекал списать – не поняла, давал списать – не взяла.
- Может, вы сами?
- Еще чего! Кстати, что с глазом?
- Это Алина, – всхлипнул мужик.
- Вы серьёзно? – рехнуться, что у них там происходит.
- Нет, сам виноват. Зашёл в спортзал, а она как раз била по мячу. В общем, не повезло. Роковая случайность.
- Точно?
- Честно-честно, - затараторил несчастный, - со мной все в порядке. Даже ходить начал, на третий день. Может, все-таки договоримся? Вам-то хорошо, вы преподаватель.
- Так и вы начальник.
- Ага, - снова всхлипнул мужик, - только ей этого не объяснишь.
- Ладно, вот задача с решением. Пускай хотя бы перепишет.

На следующий день, усадив Алину, я искренне пожелал ни пуха. А спустя полтора часа с недоумением рассматривал (опять!) чистый листок. Это означало только одно:
- Я устал, я ухожу, а вы движетесь в сторону отчисления.

Девушка скрипнула зубами и сжала кулаки. Блин! Если она сейчас рассвирепеет, повторю подвиг тех берендеев.

Поэтому я осторожно выдохнул, аккуратно сел напротив и заорал:
- Алина, мля! Достала, мля! У меня уже гастрит мозга, мля! По ночам снишься …
- Мля, - закончила девушка.
- Ты и другие слова знаешь? Чудны твои дела, Господи. В общем так. Что сегодня заслужила, только честно?
- Три, - уверенно выдала Алина, - за то, что я здесь

Она умеет говорить! Но, даже поддавшись эйфории, я все же уточнил:
- За явление оценок не ставят. Назови еще причину.
- Не понимаю.
- Чего?
- Вашего предмета.

Неужели раздуплилась! А может, все гораздо хуже? Мучимый возникшим подозрением, я тихо спросил:
- Деточка, ты что сдаешь?
Молчание.
- А меня как зовут?
Молчание.
- Я мальчик или девочка?
- Нет.
- Что нет?
Молчание.
- Ты знаешь, что в вузе учишься?
- Ага.

Слава Богу, а то уже перепугался.
- В общем, так, побеседуй пока с лампочкой, она на потолке, не туда смотришь. Мне в деканат, скоро вернусь. Все понятно?
- Ага.

В тот день я пошел сначала в костел, потом в церковь, в принципе, забежал бы и в синагогу с мечетью, но в городе их еще не построили. А небеса, уверен, плакали навзрыд от искренности вознесенных молитв.

Да! Алина наконец-то получила тройку! Экзамен якобы приняла якобы комиссия. Почему я сам не поставил три? Потому что всему есть предел. В общем, написал заявление за свой счет, и дальше было дело техники.

Вечером того же дня я нализался в дупель. А вот ночью приснился кошмар: стройный, как тополь, заводской начальник, хлюпая разбитым носом, орал:
- Не расслабляйся, у Алины еще диплом!

Слава Богу, к моменту её выпуска я работал в другом вузе. Иногда, оглядываясь назад, стараюсь понять, на кой Алине было это высшее образование? Хотя, наверное, нужно. Ведь среднее ей только до пупка.

Автор: Андрей Авдей



В последнее время на асфальте все чаще встречаются странные полулыжники-полупешеходы. Персонажи с лыжными палками в руках, но без лыж. Чаще всего это женщины, стремительно утрачивающие сексуальность, а именно – околопенсионного или пенсионного возраста. Зачем им лыжные палки? Скорее всего, это очередная старушечья мода, хотя сами они утверждают, что это – спорт. Якобы, при ходьбе ногами без лыж, но с переставлением палок, работают все группы мышц, как будто просто симулируя ходьбу на лыжах, они занимаются, как минимум, лыжным бегом. Им бы еще на спину винтовки повесить. Идет такая Бьерн-Далле-бабка, палками лыжными по асфальту царапает – гля – ворона! Винтовку с плеча: пли! Попала – умничка, дичь взяла и дальше. Не попала – штрафной круг. Или, можно проще – реально по старушечьи: Вместо палок в руках спицы. Сходила до супермаркета – носок связала. Обратно домой – второй. Решила с подружками по парку прогуляться – у каждой по свитеру! Все не асфальт палками царапать. Да и какой навар к пенсии. Креативность – наше все!



В ноябре прошлого года сообщалось о москвиче, который пытался убить таракана с помощью газового баллончика для заправки портативной газовой плитки и зажигалки. Мужчина получил ожоги, когда поднес зажигалку к баллончику. Судьба таракана неизвестна.



Столкнулась сегодня в первый раз в жизни с террористической атакой. Иду себе спокойненько на работу через спортзал ( в смысле, сначала спортзал, потом работа, по дороге). Утро понедельника, за выходные выспалась, у парикмахера побывала, настроение прекрасное! Вот сейчас позанимаюсь спортом, и пойду на работу, которая мне нравится.
На тихой улочке по дороге вдруг выходят мне навстречу шестеро молодых людей в бронежилетах,тихо-тихо, на полусогнутых,в странной, непохожей на полицейскую форму и с автоматами и тихо машут мне руками- иди- мол, назад.
Представляете себе- я им не поверила. Тут в Европе карнавал только что был, и по улицам кто только не ходит до сих пор- эсэсовцы и американские морские пехотинцы группами. Вместе с орками, гоблинами и стадами кроликов. Подошла поближе, чтобы посмотреть- и как увидела глаза одного из них, так сразу и поверила, что дело серьезно.
Свернула в соседний переулок, пошла другим путем- там тоже парни с автоматами! После невероятных мытарств добралась до спортзала.Там дверь оказалась на запоре, но меня, после стука , впустили, потому что я старый, им известный клиент.
За порогом оказалась большая группа перепуганных людей в верхней зимней одежде, явно желающих уйти.
Их не выпускали наружу. Оказывается, по городу дали приказ всем сидеть дома и не высовываться. И в официальных учреждениях- всех впускать, но не выпускать. Ну они и не выпускали.
Мозг все еще отказывался воспринимать информацию, что мы все в страшной опасности и действительно террористическая атака. В тишайшем Утрехте, в котором никогда ничего такого не происходило именно потому, что это- популярный туристический город , в котором вероятность террористической атаки даже выше, чем в Амстердаме (по статистике. Потому что-здесь крупнейшая узловая железнодорожная станция в Европе, и вообще- узел пересечения многих путей в Европе, да и сам город- страшно туристический и популярный как среди местного населения, так и туристов и экспатов для поселения.
Я даже в местном научно-полулярном журнале Квест читала, что, если в Голландии будет когда-либо крупная террористическая атака- то скорее всего в Утрехте на центральной железнодорожной станции, а не в Амстердаме и не в голландском аэропорту Схипхол. Потому что в Утрехте плотность населения выше, и количество человек на квадратный метр на Утрехтской железнодорожной станции выше, чем в Схипхоле. И меры безопасности были потому всегда повышенные и никогда ничего такого даже близко не было. Но станцию нашу я после прочтения этой информации избегала. Но тут-то была не станция! В тихих жилых районах!
Мне надо было на работу. Не восприняв угрозу серьезно, уговорила сотрудницу спортзала, которую знала уже 5 лет, выпустить меня наружу под собственный риск.
Улицы были почти безлюдны. Никого. Город вымер! Парочка спещащих молодых людей по дороге, ворчавших "Ну полиция всегда все преувеличивает". Над городом летает очень много полицейских вертолетов.
Явилась на работу - полный хаос. Всех впускают, но никого не выпускают. Уроков нет, но все ученики обязаны оставаться в школе. Кого-то из старших учеников арестовали по подозрению во владении оружием и симпатиям террористам (это очень многонациональная средняя школа, много мусульман). Ученики и учителя истерически звонят домой, чтобы узнать, в порядке ли их близкие, и нервно бегают по классу. Успокаивать три десятка подростков- та еще работа. В районе 4 часов обьявили- кого из вас могут забрать родители, могут идти домой сейчас, остальные- только после 6 часов и под наблюдением старших родственников. Меня отпустили после 6.
По дороге домой почти все магазины и прочие общественные места оказались, против обыкновения, закрыты. В связи с инцидентом. Весь город оказался парализован, перепуган, жизнь остановилась. Подумалось- а не перестаралась ли местная полиция? Я то ничего его такого не видела и не слышала. Ни стрельбы, ни криков. Просто тихая паника.
Пришла домой, почитала новости. Стрельба в Утрехте, 3 убитых, 9 раненых, преступник все еще не найден , но личность установлена. А улочка, на которой меня полицейские остановили- как раз та, где он предположительно живет и машины преступники оставили. Преступников было несколько, и речь идет о террористической атаке (нет, ну как мне в жизни везет! Оказывается, я избежала страшной опасности).
И подумалось- хорошо, что местная полиция- такие перестраховщики. И при всей посеянной панике они неплохо все организовали, хотя и по старому принципу- всех впускать, никого не выпускать. Уж лучше так, чем десятки погибших. И ничего, что все сегодня оказались заперты в общественных местах. Малая цена за человеческие жизни. В том числе мою.



Праздничное
Здравствуйте, уважаемые.

Хотел сперва вам в честь праздника какую нибудь позитивную историю рассказать, типа как ехал один мужчина на лимузине, и чуть не убил бабушку. А старушка шла себе ничего не подозревая по обочине кутузовского проспекта, и горько плакала.
- Что ж ты плачешь, старая? - спрашивает её культурно этот молодой человек. Сперва-то он хотел по привычке крикнуть "Ты куда вылезла, кошелка старая?! Жить надоело?", но вспомнил, что сегодня всё таки восьмое марта.
- Да как же мне не плакать, сынок? - отвечает старушка, утирая слёзы уголком застиранного полушалка. - Не хватило мне три рубля за проезд, и высадил меня проклятый маршруточник. А мне ещё сорок вёрст до дому. Уж не знаю, и дойду ли.
- Да кой черт занёс тебя в такую даль?
- Дак ездила в храм христа спасителя деду свечку поставить.
- При жизни надо было ставить. - говорит мужчина. - Теперь-то чего? Ладно. Садись, бабушка, довезу я тебя до дому, что с тобой делать.
Сели они, и поехали. Едут, едут, и тут видят по дороге цветочную палатку.
- Дай-ко бабушка я тебе хоть букетик куплю, праздник всё таки нынче.
Возвращается с пустыми руками, недовольный.
- Сдачи у них нету. - говорит.
- Ну и не расстраивайся! - говорит старушка. - Мне и без цветов славно!
- Сдачи не было, я палатку купил. В понедельник оформишь документы у нотариуса, будет у тебя цветочная палатка на Кутузовском.
И едут дальше. Тут молодой человек берёт трубку типа телефон, и говорит в неё - "Водителя маршрутки, который старушку обидел и высадил, потому что ей не хватило три рубля, разыскать, голову отрезать, и к жопе пришить... Нет, бить не надо, ни в коем случае, мы же культурные люди. Только голову и только к жопе, да. Что б думал в следующий раз, как старушек обижать!"
А тут они и приехали.
- Спасибо тебе, мил человек! - говорит бабушка. - Не знаю, уж как тебя и отблагодарить! Дай бог тебе здоровья, и родителям твоим, которые вырастили и воспитали такога замечательнага сына!
- Нету у меня родителей. - говорит тот. - Круглый я сирота. Никого у меня нету, ни родных, ни близких, только три нефтяные скважины в Тюмени, да два торговых центра на Бульварном.
- Да как же это?! - говорит бабушка. - Совсем один одинёшенек? Не по христиански это!
Взяла она его, и усыновила.
И стали они жить поживать, да добра наживать.
А водителя маршрутки взяли к себе садовником. Потому что работать водителем с головой, пришитой к жопе, правила дорожнага движения запрещают.

Вот такую праздничную позитивную историю я сперва хотел рассказать.
Но передумал.
А лучше расскажу другую, как Маша упала в лужу.
Было это 7 марта 1997 года, в пятницу, во время праздничного корпоратива. Я тогда работал на Новоясеневском, в одной большой известной фирме. А Маша работала секретарём-референтом у нашего генерального. И кроме того, по совместительству, приходилась ему дочерью. Но об этом долго никто даже не подозревал, потому что они своё родство особо не афишировали, и притом были полной противоположностью. Скромная, доброжелательная и исполнительная, даже где-то не по возрасту застенчивая Маша, и ейный папа, которому с утра кого нибудь отматерить было так же естественно, как Маше почистить зубы.
Маша была девушка, как я уже сказал, положительная, и кроме того весьма привлекательная. И конечно весь отдел продаж, и служба техподдержки, предпринимали неоднократные попытки. Но как-то так получалось, что отношения у неё ни с кем не складывались, и дальше ухаживаний дело не шло. С чем это было связано, я не знаю. Может с её избыточной застенчивостью, может она предъявляла к поклонникам какие-то завышенные требования, но факт остаётся фактом. Неоднократные попытки офисных жеребцов преодолеть наскоком этот барьер вдребезги разбивались о её доброжелательность.

Ну вот. А седьмого у нас случился корпоратив. Всё было как обычно. Текло шампанское рекою, и взор туманился уже изрядно. Ну и Маша тоже, выпила бокал шампанского, немножко потанцевала, и поехала домой. Не стала дожидаться папу, тревожить его водителя, а просто вышла, скромно села на 72 троллейбус, и поехала. Благо ехать было хоть и далеко, но без пересадок. Был вечер предпраздничного дня, туда-сюда сновали возбуждённые празднично одетые люди с букетами, и вообще была весна. Маша доехала до своей Каховки, вышла из троллейбуса, и упала в лужу. Не сразу хотя, нет. Она ещё постояла какое-то время, удивлённо оглядываясь вокруг, потом сделала несколько нетвёрдых шагов, выбрала самую глубоку и грязную лужу, и упала в неё ничком. То есть плашмя. Обрызгав законом Архимеда нескольких случайных прохожих.
И вот она упала и лежит. В луже. А люди мимо идут, смотрят - вполне себе приличная девушка. Добротно, со вкусом, и даже с достатком одета. Лежит в луже. А завтра между прочим международный женский день.
И люди останавливались, смотрели, качали сочувственно головами, но попыток достать девушку из лужи между тем никто не предпринимал. И тут мимо шел милицейский патруль. Милиционеры остановились, достали девушку из лужи, увидели, что она совершенно невменяемая, и стали думать, что с ней дальше делать. Вести такую приличную девушку в обезьянник было жалко, но и отпускать в таком виде - опасно. И тогда один из милиционеров сказал.
- Давай её ко мне отвезём пока.
И они повезли невменяемую Машу к этому милиционеру. Милиционер жил неподалёку вдвоём с мамой. И мама милиционера при виде Маши сказала.
- Все приличные сыновья дарят своим мамам на восьмое марта цветы и внуков. А ты мне притащил пьяную девку. Что я с ней буду делать?
Но сказала она это просто для порядку. А Машу тут же раздела и уложила на диван.
Ну вот. А милиционеры, прихватив Машину визитку, которую нашли у неё в сумочке, пошли дальше дежурить. Потому что их смена заканчивалась только утром.

А в офисе корпоратив меж тем был в самом разгаре. И в какой-то момент уже изрядно выпившая секретарша Нина пошла в свою секретарскую выкурить сигаретку, и в это время раздался звонок. Нина сняла трубку, и там ей сообщили. Что сотрудница их фирмы, секретарь-референт Маша, была извлечена час назад нарядом милиции из грязной лужи на Каховке, и в настоящее время находится по адресу. И если такая известная фирма дорожит своими такими привлекательными молодыми кадрами, то пусть они туда поедут и свою Машу как-то заберут. А то уже не дом а притон какой-то. Вкурив вместе с дымком сигаретки такую информацию, Нина ломая каблуки кинулась обратно, и стала возбуждённо кричать на ухо генеральному директору, что его дочь, совершенно невменяемую, держат в каком-то притоне.
Времена были сами знаете какие. Спустя десять минут изрядно пьяненький генеральный директор, в сопровождении тоже далеко не трезвого начальника охраны и двух мордоворотов, уже ломились в дверь по указанному адресу.
Мама милиционера, женщина опытная, выглянула в глазок и даже разговаривать не стала. А просто позвонила дежурному по ОВД, не забыв упомянуть, что бандиты ломятся не просто в квартиру, а в квартиру сотрудника милиции. Группа быстрого реагирования приехала действительно быстро, всех оперативно упаковала, а обнаружив при некоторых стволы, ещё и попинала по почкам. Для профилактики. Ещё через десять минут вся компания парилась в обезьяннике, пытаясь купить у дежурного за двести баксов право на один звонок.

Ну, короче, всё закончилось хорошо.
А Маша вскоре вышла замуж за этого милиционера, и с работы уволилась.
Ходили конечно всякие сплетни, что папа был этого замужества категорически против, что мол "да что б я! да свою единственную дочь! за какого-то сержанта? вот за заместителя начальника службы безопасности ещё куда ни шло". Но говорят, что милиционер на сделку с папой не пошел, и службу на хлеборезку не променял. А как там что было дальше, я честно говоря и не знаю. Потому что в отличие от истории про бабушку история про Машу и лужу - чистая правда. Что знал - рассказал. А что не знаю - того не знаю.

Ну а вас, дорогие мадамочки и мадемуазелеччки - с праздником. Уже практически прошедшим, но тем не менее.
Я вас люблю.


ЕЩЁ БЗИКОВ!        ПРИСЛАТЬ СВОЙ!

{2311} {2310} {2309} {2308} {2307} {2306} {2305} {2304} {2303} {2302} {2301} {2300} {2299} {2298} {2297} {2296} {2295} {2294} {2293} {2292} {2291} {2290} {2289} {2288} {2287} {2286} {2285} {2284} {2283} {2282} {2281} {2280} {2279} {2278} {2277} {2276} {2275} {2274} {2273} {2272} {2271} {2270} {2269} {2268} {2267} {2266} {2265} {2264} {2263} {2262} {2261} {2260} {2259} {2258} {2257} {2256} {2255} {2254} {2253} {2252} {2251} {2250} {2249} {2248} {2247} {2246} {2245} {2244} {2243} {2242} {2241} {2240} {2239} {2238} {2237} {2236} {2235} {2234} {2233} {2232} {2231} {2230} {2229} {2228} {2227} {2226} {2225} {2224} {2223} {2222} {2221} {2220} {2219} {2218} {2217} {2216} {2215} {2214} {2213} {2212} {2211} {2210} {2209} {2208} {2207} {2206} {2205} {2204} {2203} {2202} {2201} {2200} {2199} {2198} {2197} {2196} {2195} {2194} {2193} {2192} {2191} {2190} {2189} {2188} {2187} {2186} {2185} {2184} {2183} {2182} {2181} {2180} {2179} {2178} {2177} {2176} {2175} {2174} {2173} {2172} {2171} {2170} {2169} {2168} {2167} {2166} {2165} {2164} {2163} {2162} {2161} {2160} {2159} {2158} {2157} {2156} {2155} {2154} {2153} {2152} {2151} {2150} {2149} {2148} {2147} {2146} {2145} {2144} {2143} {2142} {2141} {2140} {2139} {2138} {2137} {2136} {2135} {2134} {2133} {2132} {2131} {2130} {2129} {2128} {2127} {2126} {2125} {2124} {2123} {2122} {2121} {2120} {2119} {2118} {2117} {2116} {2115} {2114} {2113} {2112} {2111} {2110} {2109} {2108} {2107} {2106} {2105} {2104} {2103} {2102} {2101} {2100} {2099} {2098} {2097} {2096} {2095} {2094} {2093} {2092} {2091} {2090} {2089} {2088} {2087} {2086} {2085} {2084} {2083} {2082} {2081} {2080} {2079} {2078} {2077} {2076} {2075} {2074} {2073} {2072} {2071} {2070} {2069} {2068} {2067} {2066} {2065} {2064} {2063} {2062} {2061} {2060} {2059} {2058} {2057} {2056} {2055} {2054} {2053} {2052} {2051} {2050} {2049} {2048} {2047} {2046} {2045} {2044} {2043} {2042} {2041} {2040} {2039} {2038} {2037} {2036} {2035} {2034} {2033} {2032} {2031} {2030} {2029} {2028} {2027} {2026} {2025} {2024} {2023} {2022} {2021} {2020} {2019} {2018} {2017} {2016} {2015} {2014} {2013} {2012} {2011} {2010} {2009} {2008} {2007} {2006} {2005} {2004} {2003} {2002} {2001} {2000} {1999} {1998} {1997} {1996} {1995} {1994} {1993} {1992} {1991} {1990} {1989} {1988} {1987} {1986} {1985} {1984} {1983} {1982} {1981} {1980} {1979} {1978} {1977} {1976} {1975} {1974} {1973} {1972} {1971} {1970} {1969} {1968} {1967} {1966} {1965} {1964} {1963} {1962} {1961} {1960} {1959} {1958} {1957} {1956} {1955} {1954} {1953} {1952} {1951} {1950} {1949} {1948} {1947} {1946} {1945} {1944} {1943} {1942} {1941} {1940} {1939} {1938} {1937} {1936} {1935} {1934} {1933} {1932} {1931} {1930} {1929} {1928} {1927} {1926} {1925} {1924} {1923} {1922} {1921} {1920} {1919} {1918} {1917} {1916} {1915} {1914} {1913} {1912} {1911} {1910} {1909} {1908} {1907} {1906} {1905} {1904} {1903} {1902} {1901} {1900} {1899} {1898} {1897} {1896} {1895} {1894} {1893} {1892} {1891} {1890} {1889} {1888} {1887} {1886} {1885} {1884} {1883} {1882} {1881} {1880} {1879} {1878} {1877} {1876} {1875} {1874} {1873} {1872} {1871} {1870} {1869} {1868} {1867} {1866} {1865} {1864} {1863} {1862} {1861} {1860} {1859} {1858} {1857} {1856} {1855} {1854} {1853} {1852} {1851} {1850} {1849} {1848} {1847} {1846} {1845} {1844} {1843} {1842} {1841} {1840} {1839} {1838} {1837} {1836} {1835} {1834} {1833} {1832} {1831} {1830} {1829} {1828} {1827} {1826} {1825} {1824} {1823} {1822} {1821} {1820} {1819} {1818} {1817} {1816} {1815} {1814} {1813} {1812} {1811} {1810} {1809} {1808} {1807} {1806} {1805} {1804} {1803} {1802} {1801} {1800} {1799} {1798} {1797} {1796} {1795} {1794} {1793} {1792} {1791} {1790} {1789} {1788} {1787} {1786} {1785} {1784} {1783} {1782} {1781} {1780} {1779} {1778} {1777} {1776} {1775} {1774} {1773} {1772} {1771} {1770} {1769} {1768} {1767} {1766} {1765} {1764} {1763} {1762} {1761} {1760} {1759} {1758} {1757} {1756} {1755} {1754} {1753} {1752} {1751} {1750} {1749} {1748} {1747} {1746} {1745} {1744} {1743} {1742} {1741} {1740} {1739} {1738} {1737} {1736} {1735} {1734} {1733} {1732} {1731} {1730} {1729} {1728} {1727} {1726} {1725} {1724} {1723} {1722} {1721} {1720} {1719} {1718} {1717} {1716} {1715} {1714} {1713} {1712} {1711} {1710} {1709} {1708} {1707} {1706} {1705} {1704} {1703} {1702} {1701} {1700} {1699} {1698} {1697} {1696} {1695} {1694} {1693} {1692} {1691} {1690} {1689} {1688} {1687} {1686} {1685} {1684} {1683} {1682} {1681} {1680} {1679} {1678} {1677} {1676} {1675} {1674} {1673} {1672} {1671} {1670} {1669} {1668} {1667} {1666} {1665} {1664} {1663} {1662} {1661} {1660} {1659} {1658} {1657} {1656} {1655} {1654} {1653} {1652} {1651} {1650} {1649} {1648} {1647} {1646} {1645} {1644} {1643} {1642} {1641} {1640} {1639} {1638} {1637} {1636} {1635} {1634} {1633} {1632} {1631} {1630} {1629} {1628} {1627} {1626} {1625} {1624} {1623} {1622} {1621} {1620} {1619} {1618} {1617} {1616} {1615} {1614} {1613} {1612} {1611} {1610} {1609} {1608} {1607} {1606} {1605} {1604} {1603} {1602} {1601} {1600} {1599} {1598} {1597} {1596} {1595} {1594} {1593} {1592} {1591} {1590} {1589} {1588} {1587} {1586} {1585} {1584} {1583} {1582} {1581} {1580} {1579} {1578} {1577} {1576} {1575} {1574} {1573} {1572} {1571} {1570} {1569} {1568} {1567} {1566} {1565} {1564} {1563} {1562} {1561} {1560} {1559} {1558} {1557} {1556} {1555} {1554} {1553} {1552} {1551} {1550} {1549} {1548} {1547} {1546} {1545} {1544} {1543} {1542} {1541} {1540} {1539} {1538} {1537} {1536} {1535} {1534} {1533} {1532} {1531} {1530} {1529} {1528} {1527} {1526} {1525} {1524} {1523} {1522} {1521} {1520} {1519} {1518} {1517} {1516} {1515} {1514} {1513} {1512} {1511} {1510} {1509} {1508} {1507} {1506} {1505} {1504} {1503} {1502} {1501} {1500} {1499} {1498} {1497} {1496} {1495} {1494} {1493} {1492} {1491} {1490} {1489} {1488} {1487} {1486} {1485} {1484} {1483} {1482} {1481} {1480} {1479} {1478} {1477} {1476} {1475} {1474} {1473} {1472} {1471} {1470} {1469} {1468} {1467} {1466} {1465} {1464} {1463} {1462} {1461} {1460} {1459} {1458} {1457} {1456} {1455} {1454} {1453} {1452} {1451} {1450} {1449} {1448} {1447} {1446} {1445} {1444} {1443} {1442} {1441} {1440} {1439} {1438} {1437} {1436} {1435} {1434} {1433} {1432} {1431} {1430} {1429} {1428} {1427} {1426} {1425} {1424} {1423} {1422} {1421} {1420} {1419} {1418} {1417} {1416} {1415} {1414} {1413} {1412} {1411} {1410} {1409} {1408} {1407} {1406} {1405} {1404} {1403} {1402} {1401} {1400} {1399} {1398} {1397} {1396} {1395} {1394} {1393} {1392} {1391} {1390} {1389} {1388} {1387} {1386} {1385} {1384} {1383} {1382} {1381} {1380} {1379} {1378} {1377} {1376} {1375} {1374} {1373} {1372} {1371} {1370} {1369} {1368} {1367} {1366} {1365} {1364} {1363} {1362} {1361} {1360} {1359} {1358} {1357} {1356} {1355} {1354} {1353} {1352} {1351} {1350} {1349} {1348} {1347} {1346} {1345} {1344} {1343} {1342} {1341} {1340} {1339} {1338} {1337} {1336} {1335} {1334} {1333} {1332} {1331} {1330} {1329} {1328} {1327} {1326} {1325} {1324} {1323} {1322} {1321} {1320} {1319} {1318} {1317} {1316} {1315} {1314} {1313} {1312} {1311} {1310} {1309} {1308} {1307} {1306} {1305} {1304} {1303} {1302} {1301} {1300} {1299} {1298} {1297} {1296} {1295} {1294} {1293} {1292} {1291} {1290} {1289} {1288} {1287} {1286} {1285} {1284} {1283} {1282} {1281} {1280} {1279} {1278} {1277} {1276} {1275} {1274} {1273} {1272} {1271} {1270} {1269} {1268} {1267} {1266} {1265} {1264} {1263} {1262} {1261} {1260} {1259} {1258} {1257} {1256} {1255} {1254} {1253} {1252} {1251} {1250} {1249} {1248} {1247} {1246} {1245} {1244} {1243} {1242} {1241} {1240} {1239} {1238} {1237} {1236} {1235} {1234} {1233} {1232} {1231} {1230} {1229} {1228} {1227} {1226} {1225} {1224} {1223} {1222} {1221} {1220} {1219} {1218} {1217} {1216} {1215} {1214} {1213} {1212} {1211} {1210} {1209} {1208} {1207} {1206} {1205} {1204} {1203} {1202} {1201} {1200} {1199} {1198} {1197} {1196} {1195} {1194} {1193} {1192} {1191} {1190} {1189} {1188} {1187} {1186} {1185} {1184} {1183} {1182} {1181} {1180} {1179} {1178} {1177} {1176} {1175} {1174} {1173} {1172} {1171} {1170} {1169} {1168} {1167} {1166} {1165} {1164} {1163} {1162} {1161} {1160} {1159} {1158} {1157} {1156} {1155} {1154} {1153} {1152} {1151} {1150} {1149} {1148} {1147} {1146} {1145} {1144} {1143} {1142} {1141} {1140} {1139} {1138} {1137} {1136} {1135} {1134} {1133} {1132} {1131} {1130} {1129} {1128} {1127} {1126} {1125} {1124} {1123} {1122} {1121} {1120} {1119} {1118} {1117} {1116} {1115} {1114} {1113} {1112} {1111} {1110} {1109} {1108} {1107} {1106} {1105} {1104} {1103} {1102} {1101} {1100} {1099} {1098} {1097} {1096} {1095} {1094} {1093} {1092} {1091} {1090} {1089} {1088} {1087} {1086} {1085} {1084} {1083} {1082} {1081} {1080} {1079} {1078} {1077} {1076} {1075} {1074} {1073} {1072} {1071} {1070} {1069} {1068} {1067} {1066} {1065} {1064} {1063} {1062} {1061} {1060} {1059} {1058} {1057} {1056} {1055} {1054} {1053} {1052} {1051} {1050} {1049} {1048} {1047} {1046} {1045} {1044} {1043} {1042} {1041} {1040} {1039} {1038} {1037} {1036} {1035} {1034} {1033} {1032} {1031} {1030} {1029} {1028} {1027} {1026} {1025} {1024} {1023} {1022} {1021} {1020} {1019} {1018} {1017} {1016} {1015} {1014} {1013} {1012} {1011} {1010} {1009} {1008} {1007} {1006} {1005} {1004} {1003} {1002} {1001} {1000} {999} {998} {997} {996} {995} {994} {993} {992} {991} {990} {989} {988} {987} {986} {985} {984} {983} {982} {981} {980} {979} {978} {977} {976} {975} {974} {973} {972} {971} {970} {969} {968} {967} {966} {965} {964} {963} {962} {961} {960} {959} {958} {957} {956} {955} {954} {953} {952} {951} {950} {949} {948} {947} {946} {945} {944} {943} {942} {941} {940} {939} {938} {937} {936} {935} {934} {933} {932} {931} {930} {929} {928} {927} {926} {925} {924} {923} {922} {921} {920} {919} {918} {917} {916} {915} {914} {913} {912} {911} {910} {909} {908} {907} {906} {905} {904} {903} {902} {901} {900} {899} {898} {897} {896} {895} {894} {893} {892} {891} {890} {889} {888} {887} {886} {885} {884} {883} {882} {881} {880} {879} {878} {877} {876} {875} {874} {873} {872} {871} {870} {869} {868} {867} {866} {865} {864} {863} {862} {861} {860} {859} {858} {857} {856} {855} {854} {853} {852} {851} {850} {849} {848} {847} {846} {845} {844} {843} {842} {841} {840} {839} {838} {837} {836} {835} {834} {833} {832} {831} {830} {829} {828} {827} {826} {825} {824} {823} {822} {821} {820} {819} {818} {817} {816} {815} {814} {813} {812} {811} {810} {809} {808} {807} {806} {805} {804} {803} {802} {801} {800} {799} {798} {797} {796} {795} {794} {793} {792} {791} {790} {789} {788} {787} {786} {785} {784} {783} {782} {781} {780} {779} {778} {777} {776} {775} {774} {773} {772} {771} {770} {769} {768} {767} {766} {765} {764} {763} {762} {761} {760} {759} {758} {757} {756} {755} {754} {753} {752} {751} {750} {749} {748} {747} {746} {745} {744} {743} {742} {741} {740} {739} {738} {737} {736} {735} {734} {733} {732} {731} {730} {729} {728} {727} {726} {725} {724} {723} {722} {721} {720} {719} {718} {717} {716} {715} {714} {713} {712} {711} {710} {709} {708} {707} {706} {705} {704} {703} {702} {701} {700} {699} {698} {697} {696} {695} {694} {693} {692} {691} {690} {689} {688} {687} {686} {685} {684} {683} {682} {681} {680} {679} {678} {677} {676} {675} {674} {673} {672} {671} {670} {669} {668} {667} {666} {665} {664} {663} {662} {661} {660} {659} {658} {657} {656} {655} {654} {653} {652} {651} {650} {649} {648} {647} {646} {645} {644} {643} {642} {641} {640} {639} {638} {637} {636} {635} {634} {633} {632} {631} {630} {629} {628} {627} {626} {625} {624} {623} {622} {621} {620} {619} {618} {617} {616} {615} {614} {613} {612} {611} {610} {609} {608} {607} {606} {605} {604} {603} {602} {601} {600} {599} {598} {597} {596} {595} {594} {593} {592} {591} {590} {589} {588} {587} {586} {585} {584} {583} {582} {581} {580} {579} {578} {577} {576} {575} {574} {573} {572} {571} {570} {569} {568} {567} {566} {565} {564} {563} {562} {561} {560} {559} {558} {557} {556} {555} {554} {553} {552} {551} {550} {549} {548} {547} {546} {545} {544} {543} {542} {541} {540} {539} {538} {537} {536} {535} {534} {533} {532} {531} {530} {529} {528} {527} {526} {525} {524} {523} {522} {521} {520} {519} {518} {517} {516} {515} {514} {513} {512} {511} {510} {509} {508} {507} {506} {505} {504} {503} {502} {501} {500} {499} {498} {497} {496} {495} {494} {493} {492} {491} {490} {489} {488} {487} {486} {485} {484} {483} {482} {481} {480} {479} {478} {477} {476} {475} {474} {473} {472} {471} {470} {469} {468} {467} {466} {465} {464} {463} {462} {461} {460} {459} {458} {457} {456} {455} {454} {453} {452} {451} {450} {449} {448} {447} {446} {445} {444} {443} {442} {441} {440} {439} {438} {437} {436} {435} {434} {433} {432} {431} {430} {429} {428} {427} {426} {425} {424} {423} {422} {421} {420} {419} {418} {417} {416} {415} {414} {413} {412} {411} {410} {409} {408} {407} {406} {405} {404} {403} {402} {401} {400} {399} {398} {397} {396} {395} {394} {393} {392} {391} {390} {389} {388} {387} {386} {385} {384} {383} {382} {381} {380} {379} {378} {377} {376} {375} {374} {373} {372} {371} {370} {369} {368} {367} {366} {365} {364} {363} {362} {361} {360} {359} {358} {357} {356} {355} {354} {353} {352} {351} {350} {349} {348} {347} {346} {345} {344} {343} {342} {341} {340} {339} {338} {337} {336} {335} {334} {333} {332} {331} {330} {329} {328} {327} {326} {325} {324} {323} {322} {321} {320} {319} {318} {317} {316} {315} {314} {313} {312} {311} {310} {309} {308} {307} {306} {305} {304} {303} {302} {301} {300} {299} {298} {297} {296} {295} {294} {293} {292} {291} {290} {289} {288} {287} {286} {285} {284} {283} {282} {281} {280} {279} {278} {277} {276} {275} {274} {273} {272} {271} {270} {269} {268} {267} {266} {265} {264} {263} {262} {261} {260} {259} {258} {257} {256} {255} {254} {253} {252} {251} {250} {249} {248} {247} {246} {245} {244} {243} {242} {241} {240} {239} {238} {237} {236} {235} {234} {233} {232} {231} {230} {229} {228} {227} {226} {225} {224} {223} {222} {221} {220} {219} {218} {217} {216} {215} {214} {213} {212} {211} {210} {209} {208} {207} {206} {205} {204} {203} {202} {201} {200} {199} {198} {197} {196} {195} {194} {193} {192} {191} {190} {189} {188} {187} {186} {185} {184} {183} {182} {181} {180} {179} {178} {177} {176} {175} {174} {173} {172} {171} {170} {169} {168} {167} {166} {165} {164} {163} {162} {161} {160} {159} {158} {157} {156} {155} {154} {153} {152} {151} {150} {149} {148} {147} {146} {145} {144} {143} {142} {141} {140} {139} {138} {137} {136} {135} {134} {133} {132} {131} {130} {129} {128} {127} {126} {125} {124} {123} {122} {121} {120} {119} {118} {117} {116} {115} {114} {113} {112} {111} {110} {109} {108} {107} {106} {105} {104} {103} {102} {101} {100} {99} {98} {97} {96} {95} {94} {93} {92} {91} {90} {89} {88} {87} {86} {85} {84} {83} {82} {81} {80} {79} {78} {77} {76} {75} {74} {73} {72} {71} {70} {69} {68} {67} {66} {65} {64} {63} {62} {61} {60} {59} {58} {57} {56} {55} {54} {53} {52} {51} {50} {49} {48} {47} {46} {45} {44} {43} {42} {41} {40} {39} {38} {37} {36} {35} {34} {33} {32} {31} {30} {29} {28} {27} {26} {25} {24} {23} {22} {21} {20} {19} {18} {17} {16} {15} {14} {13} {12} {11} {10} {9} {8} {7} {6} {5} {4} {3} {2} {1}




BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO

админу в мыло