BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO




В детстве у меня была собака. Я с ней играл, гулял, дрессировал. Решил показать результат маме. "Джек, сидеть!" Джек лег. Я, увидев это, закричал "Лежать, лежать! Мам, ты видела, видела, я сказал лежать и он лег". Мама все, конечно, видела, но вслух сказала, что я замечательный дрессировщик, а Джек очень умный щенок. Джек был обычной дворняжкой, но я говорил друзьям, что он наполовину овчарка, наполовину волк, как Белый Клык. Интересно, где в Ташкенте волки? Но ребята верили. Логика простая. У Джека одно ухо стояло, другое висело. Раз одно ухо стоит, значит наполовину овчарка. А другая половина? Ясно, что волк, кто же еще? Я с Джеком играл, мама его кормила, а папа не обращал на него никакого внимания. Но слушал Джек только папу. Если я командовал "сидеть", то Джек мог сесть, мог лечь, мог проигнорировать. Если садился, то на секунду, потом вскакивал и начинал радостно прыгать. Если папа командовал "сидеть", то Джек садился. И сидел! Когда я бросал мячик и кричал "аппорт", то Джек за мячиком бежал, но ни за что его не отдавал. Мне приходилось за ним гоняться. Папе он мячик приносил и отдавал. В игре Джек меня довольно сильно покусывал. Зубки острые, как иголки, я вечно ходил с расцарапанными кистями рук и лодыжками. Покусывать папу у него и в мыслях не было. Когда я приходил, Джек очень радовался, прыгал, ласкался. Очень любил на прогулке с разбега прыгнуть мне на грудь грязными лапами. Я приходил домой весь заляпанный. Когда приходил папа, Джек показывал радость очень сдержано. Метра за три он вставал на задние лапы и вилял хвостом. Все, никакой фамильярности. Значит, собака ведет себя в соотвествии с обстановкой. С ребенком это веселый бестолковый щенок, а со взрослым человеком это разумный послушный пес. Вот и нам всем надо стараться общаться с адекватными людьми, у которых мы можем чему-то научиться.



Сумасбродная юность

«Восьмидесятитысячный Воскресенск подарил миру немало прекрасных хоккеистов», - этой фразой начиналась статья в каком-то спортивном журнале о моём земляке – Игоре Ларионове.
Хоккей был очень популярен в нашем городе. Имелась сильная школа, но все это как-то прошло мимо меня. В хоккейной секции не занимался, играл только во дворе. Страстным болельщиком не был, на матчи не ходил.
После каждого матча нашего "Химика" со «Спартаком» ребята обсуждали «этих спартаковских фанатов», и как «наши пацаны здорово им навешали» до или после матча.
Я иной раз интересовался – за что навешали-то?
Мне отвечали:
- Да, ты чо?! Они же специально драться приезжают! Ещё такие наглые – все в своих фанатских шапках и шарфиках!
Однажды я решил принять участие в этом противостоянии. Испытать себя, что ли. Вот будут наши, вот – враги. Все ясно и понятно – кто хороший, кто плохой.
«Химик» должен был провести со «Спартаком» домашний матч.
Пришел к Лёхе – своему закадычному другу – и предложил:
- Пойдем на хоккей сегодня. Мамина подруга билетершей работает во дворце – она нас бесплатно пропустит. После матча, может, со спартаковцами подеремся…
Лёха поинтересовался:
- Я похож на больного? На хоккей пойду. Тем более бесплатно. А драться-то зачем?

Я удовлетворился этим ответом. Думаю: «Главное - туда придем. А там, когда мясня начнется, будет драться, никуда не денется».

Я впервые тогда попал на матч со «Спартаком». Его болельщики занимали целый сектор. Я видел, что это очень для них удобно и безопасно, но был в недоумении – как и кто это организовывает?
Милиционеры в форме и в штатском стояли на лестницах и в проходах между этим сектором и соседними. (79-й или 80-й год. У милиции ни дубинок, ни газовых баллончиков. Даже оружие на патрулирование не всем выдавали.)

Спартаковцы шумно и организованно «болели».
«Химик» проигрывал.
По рядам распространялись слухи, что «вот сейчас в туалете наши «надавали» спартаковцам, и что «после матча надо будет им устроить».

За десять минут до конца встречи, при счете 1:4, спартаковцы встали и направились к выходам.
Милиционеры сопровождали их.
На остальных трибунах поднимались разрозненные группы воскресенских парней и тоже выходили.
Я вскочил:
- Лёха, пойдем! Сейчас начнется! Пошли скорее! Опоздаем!
Лешка покрутил пальцем у виска и отвернулся.
Я побежал в вестибюль. Пусто.
Спустился в туалет.
Там стояли пятеро ребят моего возраста.
Один из них показался мне знакомым. Вроде когда-то в пионерлагере в одном отряде были. Он тоже узнал меня:
- Здорово! Мы идем спартаковцев бить. Ты с нами?
- Конечно! Я искал кого-нибудь, чтобы не одному идти.
Другой, патлатый – из под меховой шапки на плечи сосульками спускались давно немытые волосы – покручивая в руках клюшку, а тогда некоторые мальчишки, отправляясь смотреть хоккей, зачем-то брали с собой клюшки, подозрительно глядя на меня, спросил моего знакомого:
- А он сам-то не спартаковец?
Тот горячо возразил:
- Ты что?! Я его давно знаю!
- Ну, пошли тогда! Сейчас менты их из Дворца Спорта выведут, и отстанут. Вот тут наши и начнут.
Мы вышли из дворца и вскоре догнали и опередили спартаковцев.
Они шли колонной человек в триста по узкой улице Победы в направлении станции.
Впереди и позади колонны ехали милицейские уазики.
По обоим тротуарам эту колонну сопровождали группы воскресенцев.
При милиции никто не осмеливался на какие-то активные действия.
Мы стояли на перекрестке Победы и Советской, колонна людей в красно-белых шапках и шарфах текла мимо нас.
Вот они уже почти все прошли.
А один парень сделал пару шагов в мою сторону, протянул руку и крикнул что-то про «Химик». То ли он кулаком вертел, то ли фигу показывал – темно было, не разобрать.
Я быстро огляделся – позади меня стояла наша группа, за ними высился сплошной трехметровый деревянный забор, ментовской уазик куда-то делся, спартаковцы удалялись.
Сделав шаг навстречу этому спартаковцу, ударил его в грудину кулаком.
Сразу по лицу не мог как-то. Не с чего, вроде. И несильный-то удар получился. Но парень потерял равновесие и сделал несколько шагов назад.
И тут возле нас, скрипнув тормозами, останавливается милицейская машина.
Чудеса прямо!
Не было же её видно!
Я испугался. Полностью прочувствовал, что означает выражение - ноги стали ватные.
Острое желание – отступить назад, и смешаться с остальными.
Оглянулся – никого нет!
Направо и налево далеко тянется высокий забор, и нет никого. Куда делись?!
Хлопнули дверцы УАЗа, менты сноровисто запихнули в него спартаковца, и уехали.
Сзади раздался голос патлатого:
- Здорово ты его! Я же говорил – наши менты своих брать не будут. Пошли на станцию.
Я обернулся. Все снова были здесь, на тротуаре, возле меня. Мистика!
Дошли до станции.
Спартаковцы заполнили платформу.
Наши группы слонялись вокруг по путям.
Мы смешались с такой одной.
Один парень с жаром говорил:
- Вон на том перекрестке один наш только что спартаковцу навешал! Наш этот здоровый такой, – парень поднял руки и развел их в стороны, показывая ширину плеч неизвестного героя, - Он сейчас ребят собирает. Скоро должен привести. Вы не расходитесь!
Мой знакомец по пионерлагерю выступил вперёд и сказал, хлопнув меня по плечу:
- Так вот же он! С нами! На перекрестке возле цветочного рыночка? Вот он! Мы всё видели! Мы с ним были!
Он придвинулся ко мне поближе, греясь в лучах моей славы. Все, кто с ожиданием, кто с сомнением, смотрели на меня.
Я хмуро произнес:
- Ну, да, это я сейчас бегаю по городу и народ собираю.
Стоим в растерянности. И, главное – время уходит! Сейчас электричка подойдет, уедут эти пришельцы безнаказанными, а мы подвигов своих не совершим, и хвастаться нам завтра в школах и ПТУ будет нечем.
Кто-то предложил:
- Давай на платформу поднимемся, они нарвутся, мы начнем, и все наши подключатся.
Идем по платформе.
Спартаковцы есть помладше нас, есть одногодки, попадаются и мужики за тридцать. Эти, как правило, без атрибутики.
Улавливаю разрозненные фразы из их разговоров. Обсуждают хоккей, школьные и институтские дела, работу.
Мы втискиваемся в их группы, иной раз расталкиваем их плечами.
Расступаются.
Агрессии никто из них не проявляет.
И это не выглядит трусостью.
Игнорируют просто.
Вот, когда вы обходите кучку дерьма, ведь это вовсе не значит, что вы его боитесь.
Стоим на платформе. Рядом спартаковцы группой. И чуть в стороне, не с нами и не с ними, мужчина лет тридцати пяти в куртке «Аляска». Один стоит.
Подошла электричка.
Спартаковцы заходят в неё.
Я понимаю, что всё кончено, эпической битвы уже не будет, и в этот момент наш патлатый со всего размаха лупит последнего входящего в электричку парня крюком клюшки между лопаток.
Я же говорил вам, что патлатый с клюшкой был?
Вообще-то от поперечных ударов наш позвоночник защищен продольными мышцами спины и лопатками. Но этот удар был нанесен изгибом крюка точно в позвоночник.
У парня подкосились ноги. Он упал бы, но товарищи втащили его за руки в тамбур. Они заорали в наш адрес оскорбления и угрозы, но вдруг замолчали.
Тот мужчина в «Аляске», что стоял на платформе один, схватил патлатого за волосы, и крутил вокруг себя, приговаривая:
- Ты, что же, ублюдок, делаешь! Ты, что творишь, мерзавец!
Клюшка у нашего героя вылетела из рук, и со стуком заскользила по асфальту платформы.
Он жалобно-испуганно орал:
- Простите, дяденька! Я не буду, дяденька!
Мы опешили.
Никто не пришел своему соратнику на помощь. Тут все дело в поведении этого мужчины. Это выглядело так, что он делает то, что вправе делать. И как будто никто не вправе ему мешать.
Он отшвырнул от себя скулящего патлатого и шагнул в тамбур. Двери шипя, закрылись, электричка уехала.
Патлатый поднял клюшку, утер слезы, и мы пошли в город.
Кто-то сказал:
- Я этого мужика знаю. Это мент с Виноградово.
Его словами объяснялось наше бездействие – против мента же не попрешь!
Еще кто-то добавил:
- Сейчас Виноградовские и Белозерские, они же смотрели хоккей по телевизору, сядут в электричку, и наведут шороху.
Фальшивость этого утверждения была всем понятна, но мне было уже безразлично. Слишком подлым был этот удар клюшкой.

И ещё я думал: "Хорошо, что там оказался тот мужик в «Аляске»! Он показал этим наглым москвичам, что в Воскресенске есть не только тупые быдловатые гопники, но и смелые, благородные люди".



Вечером вышли с мужем на балкон.
Вдруг сверху спускается мужик в женских стрингах и спрашивает:
- Ребята, можно я через вашу квартиру пройду?
Муж проводил его до двери, вернулся и задумчиво произнёс:
- От Нинки, наверное. У неё все трусы с такими прикольными надписями.



ВАШИ ОЖИДАНИЯ – ВАШИ ПРОБЛЕМЫ?..

Многие люди, даже большинство, плывут по течению. Всю жизнь. Как мне сказал один знакомый, так проще. И глубокомысленно добавил: «ведь жизнь – сложная штука... причём всегда».

Плыть по течению... без остановки решая какие-то мелкие ежедневные проблемы. Поглощённый заботами и хлопотами... Плыть в реке, не видя реки... Некогда её увидеть-то... Не до этого... Ведь «жизнь – сложная штука», надо постоянно с чем-то справляться, куда-то бежать (в нашем случае, грести), не до красот РЕКИ, главное, чтобы на подводные камни не натолкнуться. Вовремя увернуться от валунов. Или, не приведи господи, всяких палок и мусора, который плывёт тебе навстречу... Где уж там оценить глубину. Подлинное изящество и красоту как самой реки, так и её берегов.

Плыть по реке, не видя реки... Терять нить жизни, другими словами. За ежедневной суетой. Забывая, зачем ты здесь. И что на самом деле ценно, а что – лишь сиюминутная мишура. Не возвеличивая каждую мелочь до масштабов глобальной проблемы.

Многие совершенно разучились ставить себя на место других, пытаться понять мотивацию поступков и поведения даже близких людей...

Отчего сейчас почти все крещённые, но большинство вспоминает о Боге, только когда у них что-то случается в жизни... Даже к вере потребительское отношение. «Мне плохо – помогите мне». А когда другим плохо?.. «А это уже не мои проблемы!»

«Не мои проблемы» и «Никто никому ничего не должен» – эти два выражения сегодня на верхних строчках негласного рейтинга самых популярных и повторяемых фраз. Вот почему «жизнь – сложная штука». Потому что происходит своеобразное раздвоение личности... Двойные стандарты, по которым хотят жить. Мне плохо – помогите. Другим плохо – не мои проблемы. Жизнь-то и становится неимоверно сложной, потому что не оправдываются ожидания...

Не оправдавшиеся ожидания – это потеря душевного равновесия и, как следствие, заключение (прошу прощения, взыскательный читатель, за выражение), «что все...» – до боли хорошо известные рогатые животные. Ведь мало кто способен себе откровенно признаться, что сам он далеко не ангел... С чего же остальные должны ими быть?

Если человек, к примеру, позволяет себе срываться и кричать на рабочем месте, а потом приходя в магазин, видит не мило улыбающуюся продавщицу, а нахмуренную и недовольную барышню, какие он ей вправе претензии предъявлять?.. Правильно, никаких. Как сам ведёшь себя на работе, так и она ведёт.

"Ах, не нравится?! Твои проблемы!", – снова вещает бездушный голос за кадром.

Нелепо, когда человек, ведя себя одним образом, требует от окружающих совсем другого. Часто задаю себе вопрос: почему «Не будь эгоистом» не вошло в число Десяти заповедей?! Ведь именно он первопричина многих несчастий и бед. Безразличия и равнодушия. Сейчас эгоизм перешёл все мыслимые границы, он – не виртуальная реальность, а самая что ни на есть кричащая реальность XXI века. И это — НАША общая проблема!

© Дмитрий Свиридов



В начале нашей супружеской жизни жена подарила мне кружку с безобидной надписью - "Мне с тобой повезло".
Прошли годы, жена и кружка все те же, но подпись сократилась то трёх последних букв. Теперь, наливая мне чай, жена спрашивает:
- Ну что, Зло, чай будешь?



Новогодняя или совсем не новогодняя история, не знаю .В начале-немного отступление. Все ли ходят в баню перед Новым годом? Или это только в кино? У моих родителей вот была такая традиция, и меня , маленькую ,тоже водили мыть-купать . А раньше , представьте,не было всяких шампуней- типа «без слёз « , так что мама моя справлялась с моими слезами, если мыло попало , просто- целовала меня в глаза... Так я и с дочкой поступала, пока шампуни бесслёзные не появились.
А теперь собственно история.

Часть первая.
В восьмидесятых годах мою семью угораздило переехать жить в посёлок. От прошлых хозяев квартиры остался в огороде урожай кукурузы, и мой ( вполне в прошлом городской папа) , решил, что это для его будущих курочек. Сломал кукурузу, сунул в мешок, спрятал в сарай . Кто-то из соседей подсказал ему, что кукурузу нужно рушить . Как сейчас помню: Новый год отпраздновали, я с утра ( можно даже сказать ближе к обеду) ещё сплю, и тут подскакиваю от душераздирающего крика кота. Крик из кухни, бегу туда, открываю дверь— и вижу: котейку, висящего на форточке и орущего - и папу- достающего одну за другой початки кукурузы и целящегося в мечущуюся по кухне крысу , как потом выяснилось , попавшую на кухню с мешком кукурузы. Папа был ловчее кота , висящего и орущего ,крысу истребил. А кот долго реабилитировал себя поимкой мышей.

История вторая . Девяностые годы. По специальности я работы не нашла, пошла туда, где хотя- бы платили: официанткой в пиццерию . Ну как официанткой : принеси-унеси-помой-убери-порежь- помоги и т. д. И тому была рада- и деньги платили, и продуктов давали , хоть и частная была лавочка . И вот , под Новый год , когда народа особенно много, прибегает Серега- бармен, с перекошенным лицом , и , заикаясь говорит: там по залу крыса пешком гуляет. И , типа, ты же здесь убираешь ! Вот и убери её. Ну , против логики не попрешь . Беру железный совок , веник , и иду сражаться . Прикрывая всё это действо собой , дабы посетители не разбежались , аккуратно оттесняю её на чёрный выход . Закрываю за собой дверь . И тут ( вот честно , не выдумываю !) крыса превращается в КРЫСУ ! Она становится на задние лапы , глаза у неё , и так красные ,загораются каким- то диким огнём, и она готовится к нападению - на меня . Где- то сзади всхлипывает , и готовится терять сознание Серега- бармен , вышедший для моральной поддержки ... Я вспоминаю папу- и мощный удар железного совка отправляет крысу куда- то за забор , в ближайший частный сектор . Хотела написать: все рыдают - но это неправда . Руки да , тряслись , но репутация заведения была спасена .
История третья: двухтысяче-какой то год . Дочка в пятом классе. Начинает ныть: у всех друзей- подруг есть замечательные крыски- хочу-у тоже ! Сразу честно говорим НЕТ ! И так есть собака , кошка -хватит ! Под Новый год возвращаемся с работы - у дочки сияющие глаза . Крыску друг подарил! С клеткой ! Выдыхаю , иду смотреть дареному коню (зачеркнуто)—крысе—зубы ( зачеркнуто)- шерсть . Так и есть- подарок белый , вонюченький и блохастый ((( иду в магазин за шампунем от блох . Лучше бы конечно вернуть дарителю.... Но эти сияющие дочкины глаза ... Возвращаюсь из магазина , беру двумя пальцами подарок , и несу мыть . Намылила от души , жду , как в инструкции написано , пока блохи отравятся . И тут .... это существо начинает плакать , как ребёнок ... и тереть пальчиками на передних лапках себе глаза ... В общем, не знаю , материнский инстинкт , или просто он слишком жалобно плакал , но уже через секунду я уже целовала глазки этому крысёнышу , как когда-то мне моя мама .... Когда ещё не было шампуней без слёз.



Соседи на даче, семейная пара, приближаясь возрастом к полтиннику, пытаются блюсти свой рацион, и чтобы не отказываться от алкоголя и сигарет, решили отказаться от соли. Интересно у них получается. Особенно, когда приходят в гости с пивом и пакетом воблы, садятся за стол и говорят:
- Нам салат не соли, мы соль не едим.



О чуде

Мы бедные студенты, разбежавшиеся после лицея в разные институты, решили достойно отметить Новый год, а с ним и новое тысячелетие. Кто помнит, настрой тогда у всех был совершенно нездоровый.
Единогласно придя к выводу, что для телепортации из одного тысячелетия в другое потребуется высококачественное горючее в серьёзных масштабах, а как иначе? Целое тысячелетие ж провожаем. Купили ящик беленькой и , весело побрякивая, поволокли добычу, на стол.
Не помню уж по какой причине, но отмечали без баб, то ли чья-то бывшая стала чьей-то нынешней, то ли ещё какая фигня была.
Жизнерадостную степенную пьянку испортил Ельцин, сказав: «я ухожу». За что было сразу же решено выпить по стакану, что было весьма расточительно, т.к. одномоментно, практически, уничтожило запас спиртного.
В кои-то веки потянуло на прогулку - скорее всего «по стакану» вдарило не в голову, а в жопу: Вперёд за приключениями, сказала она.
Зима в тот год в Питере была снежная и относительно морозная. Новогодняя ночь была ,действительно , зимней - легкий морозец заботливо трезвил и не вызывал импульса съебаться домой. Куда податься? - на этот вопрос ответили звуки музыки, доносящиеся куй знает откуда. Протопав пару километров, главное в жизни не цель, а её достижение, увидели сцену и , практически, пустое поле перед ней ( тогда ещё были пустыри и свободные места). Играл диджей, но было уныло, не хватало деда мороза, скорее всего он нажрался где-то по дороге. Это было почти фиаско - звуки музыки предполагали тусовку и наличие девушек. Но кто будет смотреть на пустую сцену - все проходили мимо, задерживаясь на пару тройку минут.
- По-пи-здовали- сказал Серёга, тут точно нечего ловить.
- Нужен Дед Мороз- ответил Андрюха
Где эта тварь я попытался узнать у DJ. Из его ответа я понял, что он давно не верит в деда мороза, уже не верит и в снегурочек, но добился обещания помочь, сменив хаус на попсу.
Оставался один вопрос - откуда взять деда? Всё очевиднее становилось, что Дед Мороз это кто-то из нас, но откуда взять антураж: красный кафтан, посох, шапку и бороду. Из этого списка самую большую проблему вызывал красный кафтан или куртка или, хоть что-нибудь, красное.
- у меня семейники красные, пробормотал Андрюха.
Это был лучший Дед Мороз. Семейники оказались алыми! Минут через 10, проходящий мимо народ, танцевал перед сценой: наконец-то там был Дед Мороз, в говнодавах, огромной шапке-ушанке и скромном «кафтане» он лихо отплясывал, в сопровождении группы поддержки, ибо пришлось поддержать друга, раздевшись по пояс. Годы стёрли ту херню, что я нёс со сцены. Одно помню чётко - снегурочки появились быстро. Критерий был простой: снегурочка не боится холода. Чем больше сиськи - тем снегуристей, с этим правда не совсем угадывалось, т.к. угадать что таится под шубой или пуховиком не всегда возможно. Дед Мороз был счастлив, такого успеха у него ещё не было! Где-то десяток полуголых снегурок танцевали вокруг дедушки, прижимались и целовали его. Сейчас во времена YouTube такой ролик набрал бы немеряно просмотров.
Весёлое было время, люди проще были и завести их было просто, единственное но: Толпа не давала увести Дед Мороза со сцены - предлагали денег , наливали , но требовали продолжения.
На пике славы решили свалить, прихватив пяток снегурок и ёлку по дороге.
Вот такие чудеса бывают в новогоднюю ночь. Так я встретил свою жену.
Да ни хера подобного! Чудо было одно, что снимал баб я и снял 5, а нас было 6! Угадайте кто был в обломе - правильно! Тот кто тащил ёлку!)
С тех пор и поныне у меня всегда под Новый год ёлка. А чудо? Чудо случилось намного позже, когда я, протупив какое-то количество времени, 31 декабря всё же решился набрать взятый телефоннный номер у прекрасной незнакомки - 11 лет счастья, горя, успехов, неудач, всякого разного и хорошего и плохого, но главное, что нам интересно друг с другом.
Желаю всем чудес и любви. Ну,а после праздников, - пахать)



Всем сторонникам эвтаназии инвалидов предлагаю почитать увлекательную историю.

Многие примерно знают, когда и кем был сделан первый транзистор, пригодный для продакшена. Но Шокли был не первым, кто изобрёл транзистор вообще. До него были и кристадин Лосева, и транзистороподобное устройство Лилиенфельда. Они "не взлетели", потому что лампы имели перед ними преимущества по всем параметрам. И транзистор Шокли, по правде говоря, тоже. И кто-то на какой-то конференции сказал, что он годится разве что для слуховых аппаратов. За это и зацепились. Пока не получалось делать транзисторы высокочастотными, их применяли в слуховых аппаратах, затем - в низкочастотных ступенях радиоприёмников, ну а как отточили - и в высокочастотных. Затем последовали микросхемы, и всё заверте... Но фиг бы оно "заверте...", если бы сначала на глухих не обкатали. С предыдущими аналогичными изобретениями этого не сделали, они и не "заверте...".

Речевые технологии обкатали на парализованном Хокинге и множестве обычных слепых, а теперь ими можем пользоваться мы все. Теперь на инвалидах обкатывают нейроинтерфейсы, которые тоже когда-нибудь будут всем доступны и очень дёшевы.

Полезные люди, в общем. А не понимающие этого не задолбали - просто пусть попробуют пожить в мире, где нет ни одного транзистора. Только где такой взять?



Первый «взрослый» новый год. Помните?
Сначала мнётесь, но потом, выдохнув, подходите, и решительно заявляете родителям, что в этот раз будете встречать у Коли, с ребятами.
И мама сразу - ну как это у Коли? Семейный же праздник! Тётя Таня приедут с дядей Борей, Алла Ильинична с детьми будет. Помнишь же её Сонечку и Мишу? Они так выросли! Сонечка — ну прямо невеста уже! Как же мы без тебя? А если уж так невтерпёж — пусть и Коля к нам приходит!
Я вон сколько наготовила, на всех хватит.
Но тут отец, понимающе подмигивая, скажет — ну взрослый же он уже, мать, пусть сходит, встретит с друзьями. Но, только чтоб звонил! А то знаю я ваши новые года!
А у тебя уже заветный, давно припасенный козырь жирным ломтём выпадает из рукава — а у Кольки телефона нет! И всё! Бита родительская карта. Я вообще не понимаю, как сейчас дети живут. Постоянно же на связи. У меня сейчас, если ребёнок не отвечает на звонки и сообщения в месенджерах, всего две мысли возникают: либо батарея села, либо съели ненаглядное дитятко и косточек даже не найти теперь. Схрумкали безотходно демоны ада.
А вот нам ничего, нормально было. Нет телефона у Кольки — и шабаш! Мы потом, как встретим, с автомата позвоним — говоришь. И мама начинает махать руками — ой, вот только этого не надо, по ночам ещё по улице шляться! Сидите уж лучше дома у Кольки у своего, раз уж в родительском гнёздышке вам, неблагодарным, ради которых ночей не досыпалось, не сидится! И отворачивается.
А отец машет рукой — мол давай-давай, вали отсель, а то ведь передумает сейчас.
И начинается таинство. Шумно идёт этот увлекательный ещё, ну потому что неизведанный и от того — безмерно романтичный процесс скидывания, и обсуждения, по сколько, кто чего покупает, и кто чего ещё принесёт из дома. И кто будет, и кого звать вообще-то не надо.
И в итоге всё непонятно, но ты едешь в благоухающем всеми оттенками алкоголя предновогоднем вечернем троллейбусе в новых джинсах и с банкой домашних помидоров в пакете. И ещё там салат от мамы, блюдо от которого ты клятвенно обещал привезти в целости и сохранности назад, ибо — от набора и вообще — вещь в хозяйстве незаменимая.
И вроде бы ты приехал раньше, чем надо, но у подъезда обязательно встречаешь всех, потому что все приехали почему-то чуть раньше, чем надо. Звенят многообещающе купленные на общественные деньги «Асланофф» и «Белый медведь», им игриво отзываются «Амаретто» с «Сангирей» и непонятно зачем взятый, абсолютно ядовитый, не по хорошему зелёный ликёр «Киви» тоже подгавкивает на ровне со всеми.
Ну и шампанское, конечно, куда ж без него. Тоже — неведомых производителей, самых страстных названий,купленное в бескрайней веренице круглосуточных ларьков на Полевом спуске.
Девочки все, не смотря на мороз — без шапок, ну потому что причёски, сам Колька уже немного пьяный, в белой рубашке, глуповато улыбается и сообщает, что самое главное — не заходить в родительскую комнату и что скорее всего ещё сейчас приедет его двоюродный брат, он не скидывался, но привезёт с собой литр водки и вообще — хороший парень, хоть и с села.
В прихожей становится тесно от обуви, а шубы и куртки наваливаются огромной кучей на кровать Колиных родителей, в чью комнату заходить строжайше запрещено. Под этой кучей, на утро будет обнаружен и сам Коля, который в итоге раньше всех напился и, всласть наблевавшись с балкона, куда-то пропал. Оказывается — вот куда.
И девочки, цокая туфлями по паркету, в каких-то неимоверных кудрях и платьях, тех самых, ещё с рынка, (ну а где тогда ещё что покупать), оккупируют кухню и что-то там режут, поминутно требуя помочь им открыть банку или быстренько сбегать за чем-то, что забыли купить.
А вьюноши томятся в ожидании начала распития приобретённого арсенала и смотрят старушечьи, как им тогда кажется, кинокомедии по телевизору Funai, который чёрным ксеноморфом расположился в патриархальной чешской стенке. А остальные её обитатели — хрусталь, две фарфоровых балерины, полное собрание сочинений Лескова и Дюма, керамическая лиса-кувшин, деревянное панно изображающее какой-то былинный сюжет и вольно раскинувший фосфорные крылья зелёный орёл смотрят на него с религиозным ужасом.
А под ним, такой же инородной формой бытия, щерится прикрытой до поры амбразурой видеомагнитофон Grundig , уже готовый всеми своими, то ли шестью, то ли восемью головками впиться в кассету, ну вы понимаете в какую кассету, которую уже кто-то принёс на всякий случай.
И безгрешные, девственные графины, которые на полном серьёзе надеялись состарится и умереть за непробиваемым стеклом серванта, бесцеремонно достаются и наполняются водой, в которой, о ужас, разводится вкуснейший порошковый напиток «юпи» или «инвайт», коими лица, ответственно готовящиеся к встрече нового года будут запивать импортного производства водки, которые, уже в свою очередь, заботливо выставлены на балкон, поскольку всем известно, что тёплую водку пить — занятие пустое и неприятное.
Кто-то предлагает проводить старый год, и ребята, не особо афишируя свою задумку перед барышнями, довольно скоро становятся немного пьяненькими и всем начинает казаться, что вот действительно, сейчас начнётся новый год, а вместе с ним какая-то новая жизнь.
Все постоянно курят, даже те, кто не курит в принципе, и, что самое характерное, именно они — курят больше всех. Но сигарет в избытке. В ходу «житан» и «давидофф», «пьер карден» и противный ментоловый «салем». Время «магны» в мягкой пачке ещё не пришло, но оно обязательно придёт вместе с тихим, чуть мглистым утром первого дня нового года.
И ты выходишь на балкон, а город мягкой, молочной дымкой стелется внизу и пустынные улицы почему-то кажутся сказочными и хочется, чтобы эта тишина и безлюдность не кончалась никогда.
И ты потом, какое-то ещё время, будешь искать это волшебное ощущение, испытанное ровно один раз, регулярно выходя утром первого января на балкон, посмотреть на сонный, скованный хрустальными цепями праздника город, и почти будешь находить его, но с каждым разом всё меньше и меньше, пока наконец совсем не забудешь о нём.
Но это всё не сейчас, ещё не скоро, а пока всё впервые, и по просьбе девочек, ставится «нормальная» музыка, и третий иностранный бандит, нагло вторгшийся в полированно-ворсистый рай советского быта, музыкальный центр Panasonic, заполняет квартиру новинками техно. Чувственные Эйс оф Бэйс сменяются диджеем Бобо и Кэптэном Джеком, Итайп смешно коверкает русские слова и ещё тысячи однотипных песен, где девушка красивым голосом поёт одну фразу, а в промежутках — быстрые речёвки и синтезаторная феерия.
Но потом дело обязательно дойдёт и до медляков от Металлики, и начнутся близкоконтактные танцы, которые, возможно, перетекут во что-то большее, а возможно — и нет. Элемент лотереи, помноженный на новогоднее чудо, порой даёт самые неожиданные результаты.
А моложавый ещё, абсолютно не уставший и никуда не собирающийся уходить Ельцин, смотрин на всех по отечески из заморского Фуная и поздравляет дорогих россиян с новым, девяносто там каким-то годом.
И все кричат ура, и куранты, и надо срочно без верхней одежды всем бежать во двор и бахать там петардами и салютами, и никто ещё не взрослый и не гундит, что это всё глупость и неуместный перевод денег, что надо вести себя прилично а не вот так вот. И мы орём как чумные, и нам орут в ответ с балконов соседнего дома, и мы такие все взрослые, что вот прямо сейчас пойдём и выпьем ещё, и мы идём и выпиваем, и самые стойкие потом почти до самого утра сидят на кухне с гитарой и ревут охрипшими голосами «Гражданскую оборону», а старинная гирлянда отбивает одной ей понятную морзянку, как бы говоря нам, что милые дети, пресловутого молока и сена будет в этой жизни в достатке не всегда.
А потом приходит утро, то самое, которое бывает только один раз в жизни, и которое ты будешь пытаться вспомнить и поймать те незнакомые ощущения чего-то нового, необычного и только-только начинающегося, и теперь всё время ускользающее из-под самого носа до тех пор, пока ты окончательно не забудешь и перестанешь понимать, о чём вообще идёт речь. Или не будешь. Кто тебя знает. Неважно.
С новым годом, ребят. С новым годом.


ЕЩЁ БЗИКОВ!        ПРИСЛАТЬ СВОЙ!

{2266} {2265} {2264} {2263} {2262} {2261} {2260} {2259} {2258} {2257} {2256} {2255} {2254} {2253} {2252} {2251} {2250} {2249} {2248} {2247} {2246} {2245} {2244} {2243} {2242} {2241} {2240} {2239} {2238} {2237} {2236} {2235} {2234} {2233} {2232} {2231} {2230} {2229} {2228} {2227} {2226} {2225} {2224} {2223} {2222} {2221} {2220} {2219} {2218} {2217} {2216} {2215} {2214} {2213} {2212} {2211} {2210} {2209} {2208} {2207} {2206} {2205} {2204} {2203} {2202} {2201} {2200} {2199} {2198} {2197} {2196} {2195} {2194} {2193} {2192} {2191} {2190} {2189} {2188} {2187} {2186} {2185} {2184} {2183} {2182} {2181} {2180} {2179} {2178} {2177} {2176} {2175} {2174} {2173} {2172} {2171} {2170} {2169} {2168} {2167} {2166} {2165} {2164} {2163} {2162} {2161} {2160} {2159} {2158} {2157} {2156} {2155} {2154} {2153} {2152} {2151} {2150} {2149} {2148} {2147} {2146} {2145} {2144} {2143} {2142} {2141} {2140} {2139} {2138} {2137} {2136} {2135} {2134} {2133} {2132} {2131} {2130} {2129} {2128} {2127} {2126} {2125} {2124} {2123} {2122} {2121} {2120} {2119} {2118} {2117} {2116} {2115} {2114} {2113} {2112} {2111} {2110} {2109} {2108} {2107} {2106} {2105} {2104} {2103} {2102} {2101} {2100} {2099} {2098} {2097} {2096} {2095} {2094} {2093} {2092} {2091} {2090} {2089} {2088} {2087} {2086} {2085} {2084} {2083} {2082} {2081} {2080} {2079} {2078} {2077} {2076} {2075} {2074} {2073} {2072} {2071} {2070} {2069} {2068} {2067} {2066} {2065} {2064} {2063} {2062} {2061} {2060} {2059} {2058} {2057} {2056} {2055} {2054} {2053} {2052} {2051} {2050} {2049} {2048} {2047} {2046} {2045} {2044} {2043} {2042} {2041} {2040} {2039} {2038} {2037} {2036} {2035} {2034} {2033} {2032} {2031} {2030} {2029} {2028} {2027} {2026} {2025} {2024} {2023} {2022} {2021} {2020} {2019} {2018} {2017} {2016} {2015} {2014} {2013} {2012} {2011} {2010} {2009} {2008} {2007} {2006} {2005} {2004} {2003} {2002} {2001} {2000} {1999} {1998} {1997} {1996} {1995} {1994} {1993} {1992} {1991} {1990} {1989} {1988} {1987} {1986} {1985} {1984} {1983} {1982} {1981} {1980} {1979} {1978} {1977} {1976} {1975} {1974} {1973} {1972} {1971} {1970} {1969} {1968} {1967} {1966} {1965} {1964} {1963} {1962} {1961} {1960} {1959} {1958} {1957} {1956} {1955} {1954} {1953} {1952} {1951} {1950} {1949} {1948} {1947} {1946} {1945} {1944} {1943} {1942} {1941} {1940} {1939} {1938} {1937} {1936} {1935} {1934} {1933} {1932} {1931} {1930} {1929} {1928} {1927} {1926} {1925} {1924} {1923} {1922} {1921} {1920} {1919} {1918} {1917} {1916} {1915} {1914} {1913} {1912} {1911} {1910} {1909} {1908} {1907} {1906} {1905} {1904} {1903} {1902} {1901} {1900} {1899} {1898} {1897} {1896} {1895} {1894} {1893} {1892} {1891} {1890} {1889} {1888} {1887} {1886} {1885} {1884} {1883} {1882} {1881} {1880} {1879} {1878} {1877} {1876} {1875} {1874} {1873} {1872} {1871} {1870} {1869} {1868} {1867} {1866} {1865} {1864} {1863} {1862} {1861} {1860} {1859} {1858} {1857} {1856} {1855} {1854} {1853} {1852} {1851} {1850} {1849} {1848} {1847} {1846} {1845} {1844} {1843} {1842} {1841} {1840} {1839} {1838} {1837} {1836} {1835} {1834} {1833} {1832} {1831} {1830} {1829} {1828} {1827} {1826} {1825} {1824} {1823} {1822} {1821} {1820} {1819} {1818} {1817} {1816} {1815} {1814} {1813} {1812} {1811} {1810} {1809} {1808} {1807} {1806} {1805} {1804} {1803} {1802} {1801} {1800} {1799} {1798} {1797} {1796} {1795} {1794} {1793} {1792} {1791} {1790} {1789} {1788} {1787} {1786} {1785} {1784} {1783} {1782} {1781} {1780} {1779} {1778} {1777} {1776} {1775} {1774} {1773} {1772} {1771} {1770} {1769} {1768} {1767} {1766} {1765} {1764} {1763} {1762} {1761} {1760} {1759} {1758} {1757} {1756} {1755} {1754} {1753} {1752} {1751} {1750} {1749} {1748} {1747} {1746} {1745} {1744} {1743} {1742} {1741} {1740} {1739} {1738} {1737} {1736} {1735} {1734} {1733} {1732} {1731} {1730} {1729} {1728} {1727} {1726} {1725} {1724} {1723} {1722} {1721} {1720} {1719} {1718} {1717} {1716} {1715} {1714} {1713} {1712} {1711} {1710} {1709} {1708} {1707} {1706} {1705} {1704} {1703} {1702} {1701} {1700} {1699} {1698} {1697} {1696} {1695} {1694} {1693} {1692} {1691} {1690} {1689} {1688} {1687} {1686} {1685} {1684} {1683} {1682} {1681} {1680} {1679} {1678} {1677} {1676} {1675} {1674} {1673} {1672} {1671} {1670} {1669} {1668} {1667} {1666} {1665} {1664} {1663} {1662} {1661} {1660} {1659} {1658} {1657} {1656} {1655} {1654} {1653} {1652} {1651} {1650} {1649} {1648} {1647} {1646} {1645} {1644} {1643} {1642} {1641} {1640} {1639} {1638} {1637} {1636} {1635} {1634} {1633} {1632} {1631} {1630} {1629} {1628} {1627} {1626} {1625} {1624} {1623} {1622} {1621} {1620} {1619} {1618} {1617} {1616} {1615} {1614} {1613} {1612} {1611} {1610} {1609} {1608} {1607} {1606} {1605} {1604} {1603} {1602} {1601} {1600} {1599} {1598} {1597} {1596} {1595} {1594} {1593} {1592} {1591} {1590} {1589} {1588} {1587} {1586} {1585} {1584} {1583} {1582} {1581} {1580} {1579} {1578} {1577} {1576} {1575} {1574} {1573} {1572} {1571} {1570} {1569} {1568} {1567} {1566} {1565} {1564} {1563} {1562} {1561} {1560} {1559} {1558} {1557} {1556} {1555} {1554} {1553} {1552} {1551} {1550} {1549} {1548} {1547} {1546} {1545} {1544} {1543} {1542} {1541} {1540} {1539} {1538} {1537} {1536} {1535} {1534} {1533} {1532} {1531} {1530} {1529} {1528} {1527} {1526} {1525} {1524} {1523} {1522} {1521} {1520} {1519} {1518} {1517} {1516} {1515} {1514} {1513} {1512} {1511} {1510} {1509} {1508} {1507} {1506} {1505} {1504} {1503} {1502} {1501} {1500} {1499} {1498} {1497} {1496} {1495} {1494} {1493} {1492} {1491} {1490} {1489} {1488} {1487} {1486} {1485} {1484} {1483} {1482} {1481} {1480} {1479} {1478} {1477} {1476} {1475} {1474} {1473} {1472} {1471} {1470} {1469} {1468} {1467} {1466} {1465} {1464} {1463} {1462} {1461} {1460} {1459} {1458} {1457} {1456} {1455} {1454} {1453} {1452} {1451} {1450} {1449} {1448} {1447} {1446} {1445} {1444} {1443} {1442} {1441} {1440} {1439} {1438} {1437} {1436} {1435} {1434} {1433} {1432} {1431} {1430} {1429} {1428} {1427} {1426} {1425} {1424} {1423} {1422} {1421} {1420} {1419} {1418} {1417} {1416} {1415} {1414} {1413} {1412} {1411} {1410} {1409} {1408} {1407} {1406} {1405} {1404} {1403} {1402} {1401} {1400} {1399} {1398} {1397} {1396} {1395} {1394} {1393} {1392} {1391} {1390} {1389} {1388} {1387} {1386} {1385} {1384} {1383} {1382} {1381} {1380} {1379} {1378} {1377} {1376} {1375} {1374} {1373} {1372} {1371} {1370} {1369} {1368} {1367} {1366} {1365} {1364} {1363} {1362} {1361} {1360} {1359} {1358} {1357} {1356} {1355} {1354} {1353} {1352} {1351} {1350} {1349} {1348} {1347} {1346} {1345} {1344} {1343} {1342} {1341} {1340} {1339} {1338} {1337} {1336} {1335} {1334} {1333} {1332} {1331} {1330} {1329} {1328} {1327} {1326} {1325} {1324} {1323} {1322} {1321} {1320} {1319} {1318} {1317} {1316} {1315} {1314} {1313} {1312} {1311} {1310} {1309} {1308} {1307} {1306} {1305} {1304} {1303} {1302} {1301} {1300} {1299} {1298} {1297} {1296} {1295} {1294} {1293} {1292} {1291} {1290} {1289} {1288} {1287} {1286} {1285} {1284} {1283} {1282} {1281} {1280} {1279} {1278} {1277} {1276} {1275} {1274} {1273} {1272} {1271} {1270} {1269} {1268} {1267} {1266} {1265} {1264} {1263} {1262} {1261} {1260} {1259} {1258} {1257} {1256} {1255} {1254} {1253} {1252} {1251} {1250} {1249} {1248} {1247} {1246} {1245} {1244} {1243} {1242} {1241} {1240} {1239} {1238} {1237} {1236} {1235} {1234} {1233} {1232} {1231} {1230} {1229} {1228} {1227} {1226} {1225} {1224} {1223} {1222} {1221} {1220} {1219} {1218} {1217} {1216} {1215} {1214} {1213} {1212} {1211} {1210} {1209} {1208} {1207} {1206} {1205} {1204} {1203} {1202} {1201} {1200} {1199} {1198} {1197} {1196} {1195} {1194} {1193} {1192} {1191} {1190} {1189} {1188} {1187} {1186} {1185} {1184} {1183} {1182} {1181} {1180} {1179} {1178} {1177} {1176} {1175} {1174} {1173} {1172} {1171} {1170} {1169} {1168} {1167} {1166} {1165} {1164} {1163} {1162} {1161} {1160} {1159} {1158} {1157} {1156} {1155} {1154} {1153} {1152} {1151} {1150} {1149} {1148} {1147} {1146} {1145} {1144} {1143} {1142} {1141} {1140} {1139} {1138} {1137} {1136} {1135} {1134} {1133} {1132} {1131} {1130} {1129} {1128} {1127} {1126} {1125} {1124} {1123} {1122} {1121} {1120} {1119} {1118} {1117} {1116} {1115} {1114} {1113} {1112} {1111} {1110} {1109} {1108} {1107} {1106} {1105} {1104} {1103} {1102} {1101} {1100} {1099} {1098} {1097} {1096} {1095} {1094} {1093} {1092} {1091} {1090} {1089} {1088} {1087} {1086} {1085} {1084} {1083} {1082} {1081} {1080} {1079} {1078} {1077} {1076} {1075} {1074} {1073} {1072} {1071} {1070} {1069} {1068} {1067} {1066} {1065} {1064} {1063} {1062} {1061} {1060} {1059} {1058} {1057} {1056} {1055} {1054} {1053} {1052} {1051} {1050} {1049} {1048} {1047} {1046} {1045} {1044} {1043} {1042} {1041} {1040} {1039} {1038} {1037} {1036} {1035} {1034} {1033} {1032} {1031} {1030} {1029} {1028} {1027} {1026} {1025} {1024} {1023} {1022} {1021} {1020} {1019} {1018} {1017} {1016} {1015} {1014} {1013} {1012} {1011} {1010} {1009} {1008} {1007} {1006} {1005} {1004} {1003} {1002} {1001} {1000} {999} {998} {997} {996} {995} {994} {993} {992} {991} {990} {989} {988} {987} {986} {985} {984} {983} {982} {981} {980} {979} {978} {977} {976} {975} {974} {973} {972} {971} {970} {969} {968} {967} {966} {965} {964} {963} {962} {961} {960} {959} {958} {957} {956} {955} {954} {953} {952} {951} {950} {949} {948} {947} {946} {945} {944} {943} {942} {941} {940} {939} {938} {937} {936} {935} {934} {933} {932} {931} {930} {929} {928} {927} {926} {925} {924} {923} {922} {921} {920} {919} {918} {917} {916} {915} {914} {913} {912} {911} {910} {909} {908} {907} {906} {905} {904} {903} {902} {901} {900} {899} {898} {897} {896} {895} {894} {893} {892} {891} {890} {889} {888} {887} {886} {885} {884} {883} {882} {881} {880} {879} {878} {877} {876} {875} {874} {873} {872} {871} {870} {869} {868} {867} {866} {865} {864} {863} {862} {861} {860} {859} {858} {857} {856} {855} {854} {853} {852} {851} {850} {849} {848} {847} {846} {845} {844} {843} {842} {841} {840} {839} {838} {837} {836} {835} {834} {833} {832} {831} {830} {829} {828} {827} {826} {825} {824} {823} {822} {821} {820} {819} {818} {817} {816} {815} {814} {813} {812} {811} {810} {809} {808} {807} {806} {805} {804} {803} {802} {801} {800} {799} {798} {797} {796} {795} {794} {793} {792} {791} {790} {789} {788} {787} {786} {785} {784} {783} {782} {781} {780} {779} {778} {777} {776} {775} {774} {773} {772} {771} {770} {769} {768} {767} {766} {765} {764} {763} {762} {761} {760} {759} {758} {757} {756} {755} {754} {753} {752} {751} {750} {749} {748} {747} {746} {745} {744} {743} {742} {741} {740} {739} {738} {737} {736} {735} {734} {733} {732} {731} {730} {729} {728} {727} {726} {725} {724} {723} {722} {721} {720} {719} {718} {717} {716} {715} {714} {713} {712} {711} {710} {709} {708} {707} {706} {705} {704} {703} {702} {701} {700} {699} {698} {697} {696} {695} {694} {693} {692} {691} {690} {689} {688} {687} {686} {685} {684} {683} {682} {681} {680} {679} {678} {677} {676} {675} {674} {673} {672} {671} {670} {669} {668} {667} {666} {665} {664} {663} {662} {661} {660} {659} {658} {657} {656} {655} {654} {653} {652} {651} {650} {649} {648} {647} {646} {645} {644} {643} {642} {641} {640} {639} {638} {637} {636} {635} {634} {633} {632} {631} {630} {629} {628} {627} {626} {625} {624} {623} {622} {621} {620} {619} {618} {617} {616} {615} {614} {613} {612} {611} {610} {609} {608} {607} {606} {605} {604} {603} {602} {601} {600} {599} {598} {597} {596} {595} {594} {593} {592} {591} {590} {589} {588} {587} {586} {585} {584} {583} {582} {581} {580} {579} {578} {577} {576} {575} {574} {573} {572} {571} {570} {569} {568} {567} {566} {565} {564} {563} {562} {561} {560} {559} {558} {557} {556} {555} {554} {553} {552} {551} {550} {549} {548} {547} {546} {545} {544} {543} {542} {541} {540} {539} {538} {537} {536} {535} {534} {533} {532} {531} {530} {529} {528} {527} {526} {525} {524} {523} {522} {521} {520} {519} {518} {517} {516} {515} {514} {513} {512} {511} {510} {509} {508} {507} {506} {505} {504} {503} {502} {501} {500} {499} {498} {497} {496} {495} {494} {493} {492} {491} {490} {489} {488} {487} {486} {485} {484} {483} {482} {481} {480} {479} {478} {477} {476} {475} {474} {473} {472} {471} {470} {469} {468} {467} {466} {465} {464} {463} {462} {461} {460} {459} {458} {457} {456} {455} {454} {453} {452} {451} {450} {449} {448} {447} {446} {445} {444} {443} {442} {441} {440} {439} {438} {437} {436} {435} {434} {433} {432} {431} {430} {429} {428} {427} {426} {425} {424} {423} {422} {421} {420} {419} {418} {417} {416} {415} {414} {413} {412} {411} {410} {409} {408} {407} {406} {405} {404} {403} {402} {401} {400} {399} {398} {397} {396} {395} {394} {393} {392} {391} {390} {389} {388} {387} {386} {385} {384} {383} {382} {381} {380} {379} {378} {377} {376} {375} {374} {373} {372} {371} {370} {369} {368} {367} {366} {365} {364} {363} {362} {361} {360} {359} {358} {357} {356} {355} {354} {353} {352} {351} {350} {349} {348} {347} {346} {345} {344} {343} {342} {341} {340} {339} {338} {337} {336} {335} {334} {333} {332} {331} {330} {329} {328} {327} {326} {325} {324} {323} {322} {321} {320} {319} {318} {317} {316} {315} {314} {313} {312} {311} {310} {309} {308} {307} {306} {305} {304} {303} {302} {301} {300} {299} {298} {297} {296} {295} {294} {293} {292} {291} {290} {289} {288} {287} {286} {285} {284} {283} {282} {281} {280} {279} {278} {277} {276} {275} {274} {273} {272} {271} {270} {269} {268} {267} {266} {265} {264} {263} {262} {261} {260} {259} {258} {257} {256} {255} {254} {253} {252} {251} {250} {249} {248} {247} {246} {245} {244} {243} {242} {241} {240} {239} {238} {237} {236} {235} {234} {233} {232} {231} {230} {229} {228} {227} {226} {225} {224} {223} {222} {221} {220} {219} {218} {217} {216} {215} {214} {213} {212} {211} {210} {209} {208} {207} {206} {205} {204} {203} {202} {201} {200} {199} {198} {197} {196} {195} {194} {193} {192} {191} {190} {189} {188} {187} {186} {185} {184} {183} {182} {181} {180} {179} {178} {177} {176} {175} {174} {173} {172} {171} {170} {169} {168} {167} {166} {165} {164} {163} {162} {161} {160} {159} {158} {157} {156} {155} {154} {153} {152} {151} {150} {149} {148} {147} {146} {145} {144} {143} {142} {141} {140} {139} {138} {137} {136} {135} {134} {133} {132} {131} {130} {129} {128} {127} {126} {125} {124} {123} {122} {121} {120} {119} {118} {117} {116} {115} {114} {113} {112} {111} {110} {109} {108} {107} {106} {105} {104} {103} {102} {101} {100} {99} {98} {97} {96} {95} {94} {93} {92} {91} {90} {89} {88} {87} {86} {85} {84} {83} {82} {81} {80} {79} {78} {77} {76} {75} {74} {73} {72} {71} {70} {69} {68} {67} {66} {65} {64} {63} {62} {61} {60} {59} {58} {57} {56} {55} {54} {53} {52} {51} {50} {49} {48} {47} {46} {45} {44} {43} {42} {41} {40} {39} {38} {37} {36} {35} {34} {33} {32} {31} {30} {29} {28} {27} {26} {25} {24} {23} {22} {21} {20} {19} {18} {17} {16} {15} {14} {13} {12} {11} {10} {9} {8} {7} {6} {5} {4} {3} {2} {1}




BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO

админу в мыло