BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO




Когда семья моих друзей отдала дочку в детский сад, то мама, в силу природной покладистости и возрастной неискушенности, попала в родительский комитет, или как там это в детском саду называется.
И еще у них есть бабушка, она же свекровь, она же мама мужа - натура активная и деятельная, в ту пору помогавшая с внучкой, особенно в плане забрать из сада и привести к себе до вечера, пока кто-то из родителей не приедет.
Как-то раз весной, незадолго до Пасхи, Даша пришла вечером к свекрови забрать ребенка и услышала, дословно:

- Воспитательница, Марина Арнольдовна, была в шоке! Она спросила: «что, у детей не будет ПАСХАЛЬНОГО ЧАЕПИТИЯ??????» Ты же в родительском комитете, Даша! Вы там что, вообще ни о чем не думаете???

На что Даша, будучи, как уже упоминалось, человеком покладистым и доверчивым, с утра, перед работой организовала детям «пасхальное чаепитие», купив конфет, пирожных, договорившись в столовой сада, чтобы выделили под это дело посуду. Правда, с воспитательницей она в то утро не пересеклась.

И в тот вечер за ребенком пришла она же, и уже увидевшись с воспитательницей, услышала:
- Если вам, или вашей бабушке, так приспичило какое-то пасхальное чаепитие, то вы и накрывать и посуду мыть пришли бы сами. Если в следующий раз что-либо подобное затеете — сами всем и занимайтесь!

На что Даша попыталась робко возразить, что это же сама Марина Арнольдовна жаждала чаепития, но увидев блюдца выпученных в изумлении глаз и отвисшую челюсть, предпочла ретироваться.



Про себя дурака давно не писал. Пошёл в магаз за продуктами. Расплачиваюсь на кассе, а сам думаю – как бы не забыть в Сбер заскочить, наличку снять. Выхожу из магазина, перехожу дорогу, захожу в Сбер. Как всегда народ, занимаю очередь, стою. Вдруг замечаю, что на меня как-то ну не так смотрят. Незаметно пощупал ширинку, застёгнута. Шнурки! А вот хрен, туфли без шнурков. Не, ну реально зырят, некоторые чуть улыбаясь. Чё за херня? Начинаю себя осматривать. БИНГО! У меня в руке корзина из магазина! С продуктами и с пакетом. Бля, я только-что спиздил корзину! В открытую, нагло. Чё делать то? Там, наверное, с камер уже ориентировки разослали – его разыскивает полиция. Писец котёнку, больше срать не будет. Чё, чё! Сдаваться надо идти, срок меньше дадут. Как законопослушный гражданин иду, тем более продукты на первое время есть. Захожу в магазин. Меня никто не замечает, ОМОНа нет, всё идёт своим чередом. Быстро перегружаю продукты, корзину на место и валю из магазина. Ха! А вот теперь хер вам с кисточкой! Ничего не брал, считайте, делайте учёт, а я почти уже дома. Про неснятую наличку только дома вспомнил. Вечером коньячку хряпнул и тут внутри чёрт зашевелился: а корзинка то добрая была, металлическая, в хозяйстве всяко разно сгодилась бы…



Старый парикмахер

Мы жили в одной комнате коммуналки на углу Комсомольской и Чкалова. На втором этаже, прямо над садиком "Юный космонавт". В сталинках была хорошая звукоизоляция, но днем было тихонько слышно блямканье расстроенного садиковского пианино и хоровое юнокосмонавтское колоратурное меццо-сопрано.
Когда мне стукнуло три, я пошел в этот же садик. Для этого не надо было даже выходить из парадной. Мы с бабушкой спускались на один этаж, она стучала в дверь кухни - и я нырял в густое благоухание творожной запеканки, пригорелой кашки-малашки и других шедевров детсадовской кулинарии.
Вращение в этих высоких сферах потребовало, чтобы во мне все было прекрасно, - как завещал Чехов, - и меня впервые в жизни повели в парикмахерскую.
Вот тут-то, в маленькой парикмахерской на Чкалова и Советской Армии, я и познакомился со Степаном Израйлевичем.
Точнее, это он познакомился со мной.
В зале было три парикмахера. Все были заняты, и еще пара человек ждали своей очереди.
Я никогда еще не стригся, был совершенно уверен, что как минимум с меня снимут скальп, поэтому ревел, а бабушка пыталась меня взять на слабо, сочиняя совершенно неправдоподобные истории о моем бесстрашии в былые времена:
- А вот когда ты был маленьким...
Степан Израйлевич - высокий, тощий старик - отпустил клиента, подошел ко мне, взял обеими руками за голову и начал задумчиво вертеть ее в разные стороны, что-то бормоча про себя. Потом он удовлетворенно хмыкнул и сказал:
- Я этому молодому человеку буду делать голову!
От удивления я заткнулся и дал усадить себя в кресло.
Кто-то из ожидающих начал возмущаться, что пришел раньше.
Степан Израйлевич небрежно отмахнулся:
- Ой, я вас умоляю! Или вы пришли лично ко мне? Или я вас звал? Вы меня видели, чтобы я бегал по всей Молдаванке или с откуда вы там себя взяли, и зазывал вас к себе в кресло?
Опешившего скандалиста обслужил какой-то другой парикмахер. Степан Израйлевич не принимал очередь. Он выбирал клиентов сам. Он не стриг. Он - делал голову.
- Идите сюда, я буду делать вам голову. Идите сюда, я вам говорю. Или вы хочете ходить с несделанной головой?!
- А вам я голову делать не буду. Я не вижу, чтобы у вас была голова. Раечка! Раечка! Этот к тебе: ему просто постричься.
Степан Израйлевич подолгу клацал ножницами в воздухе, елозил расческой, срезал по пять микрон - и говорил, говорил не переставая.
Все детство я проходил к нему.
Стриг он меня точно так же, как все другие парикмахеры стригли почти всех одесских мальчишек: "под канадку".
Но он был не "другой парикмахер", а Степан Израйлевич. Он колдовал. Он священнодействовал. Он делал мне голову.
- Или вы хочете так и ходить с несделанной головой? - спрашивал он с ужасом, случайно встретив меня на улице. И по его лицу было видно, что он и представить не может такой запредельный кошмар.
Ежеминутно со смешным присвистом продувал металлическую расческу - будто играл на губной гармошке. Звонко клацал ножницами, потом брякал ими об стол и хватал бритву - подбрить виски и шею.
У Степана Израйлевича была дочка Сонечка, примерно моя ровесница, которую он любил без памяти, всеми потрохами. И сколько раз меня ни стриг - рассказывал о ней без умолка, взахлеб, брызгая слюной от волнения, от желания выговориться до дна, без остатка.
И сколько у нее конопушек: ее даже показывали врачу. И как она удивительно смеется, закидывая голову. И как она немного шепелявит, потому что сломала зуб, когда каталась во дворе на велике. И как здорово она поет. И какие замечательные у нее глаза. И какой замечательный у нее нос. И какие замечательные у нее волосы (а я таки немножко разбираюсь в волосах, молодой человек!).
А еще - какой у Сонечки характер.
Степан Израйлевич восхищался ей не зря. Она и правда была очень необычной девочкой, судя по его рассказам. Доброй, веселой, умной, честной, отважной. А главное - она имела талант постоянно влипать в самые невероятные истории. В истории, которые моментально превращались в анекдоты и пересказывались потом годами всей Одессой.
Это она на хвастливый вопрос соседки, как сонечкиной маме нравятся длиннющие холеные соседкины ногти, закричала, опередив маму: "Еще как нравятся! Наверно, по деревьям лазить хорошо!".
Это она в трамвае на вопрос какой-то тетки с детским горшком в руках: "Девочка, ты тут не сходишь?" ответила: "Нет, я до дома потерплю", а на просьбу: "Передай на билет кондуктору" - удивилась: "Так он же бесплатно ездит!".
Это она на вопрос учительницы: "Как звали няню Пушкина?" ответила: "Голубка Дряхлая Моя".
Сонины остроты и приключения расходились так стремительно, что я даже частенько сначала узнавал про них в виде анекдота от друзей, а потом уже от парикмахера.
Я так и не познакомился с Соней, но обязательно узнал бы ее, встреть на улице - до того смачными и точными были рассказы мастера.
Потом детство кончилось, я вырос, сходил в армию, мы переехали, я учился, работал, завертелся, растерял многих старых знакомых - и Степана Израйлевича тоже.
А лет через десять вдруг встретил снова. Он был уже совсем дряхлым стариком, за восемьдесят. По-прежнему работал. Только в другой парикмахерской - на Тираспольской площади, прямо над "Золотым теленком".
Как ни странно, он отлично помнил меня.
Я снова стал заходить к старику. Он так же торжественно и колдунски "делал мне голову". Потом мы спускались в "Золотой теленок" и он разрешал угостить себя коньячком.
И пока он меня стриг, и пока мы с ним выпивали - болтал без умолку, брызгая слюнями. О Злате - родившейся у Сонечки дочке.
Степан Израйлевич ее просто боготворил. Он называл ее золотком и золотинкой. Он блаженно закатывал глаза. Хлопал себя по ляжкам. А иногда даже начинал раскачиваться, как на еврейской молитве.
Потом мы расходились. На прощанье Степан Израйлевич обязательно предупреждал, чтобы я не забыл приехать снова:
- Подумайте себе, или вы хочете ходить с несделанной головой?!
Больше всего Злата, по словам Степана Израйлевича, любила ириски. Но был самый разгар проклятых девяностых, в магазинах было шаром покати, почему-то начисто пропали и они.
Совершенно случайно я увидел ириски в Ужгороде - и торжественно вручил их Степану Израйлевичу, сидя с уже сделанной головой в "Золотом теленке".
- Для вашей Златы. Ее любимые.
Отреагировал он совершенно дико. Вцепился в кулек с конфетами, прижал его к себе и вдруг заплакал. По-настоящему заплакал. Прозрачными стариковскими слезами.
- Злата… золотинка…
И убежал - даже не попрощавшись.
А вечером позвонил мне из автомата (у него давно был мой телефон), и долго извинялся, благодарил и восхищенно рассказывал, как обрадовалась Злата этому немудрящему гостинцу.
Когда я в следующий раз пришел делать голову, девочки-парикмахерши сказали, что Степан Израйлевич пару дней назад умер.
Долго вызванивали заведующего. Наконец, он продиктовал домашний адрес старого мастера, и я поехал туда.
Жил он на Мельницах, где-то около Парашютной. Нашел я в полуразвалившемся дворе только в хлам нажравшегося дворника.
Выяснилось, что на поминки я опоздал: они были вчера. Родственники Степана Израйлевича не объявлялись (я подумал, что с Соней и Златой тоже могло случиться что-то плохое, надо скорей их найти).
Соседи затеяли поминки в почему-то не опечатанной комнате парикмахера. Помянули. Передрались. Танцевали под "Маяк". Снова передрались. И растащили весь небогатый скарб старика.
Дворник успел от греха припрятать у себя хотя бы портфель, набитый документами и письмами.
Я дал ему на бутылку, портфель отобрал и привез домой: наверняка, в нем окажется адрес Сони.
Там оказались адреса всех.
Отец Степана Израйлевича прошел всю войну, но был убит нацистом в самом начале 1946 года на Западной Украине при зачистке бандеровской погани, которая расползлась по схронам после нашей победы над их немецкими хозяевами.
Мать была расстреляна в оккупированной Одессе румынами, еще за пять лет до гибели отца: в октябре 1941 года. Вместе с ней были убиты двое из троих ее детей: София (Сонечка) и Голда (Злата).
Никаких других родственников у Степана Израйлевича нет и не было.
Я долго смотрел на выцветшие справки и выписки. Потом налил до краев стакан. Выпил. Посидел с закрытыми глазами, чувствуя, как паленая водка продирает себе путь.
И только сейчас осознал: умер единственный человек, кто умел делать голову.
В последний раз он со смешным присвистом продул расческу. Брякнул на стол ножницы. И ушел домой, прихватив с собой большой шмат Одессы. Ушел к своим сестрам: озорной конопатой Сонечке и трогательной стеснительной Злате-Золотинке.
А мы, - все, кто пока остался тут, - так и будем теперь до конца жизни ходить с несделанной головой.
Или мы этого хочем?

Александр Пащенко



Ребенок 13 лет ходила и ныла, и скучно ей, и грустно, и нечего делать в такой прекрасный майский вечер. Отправила ее подумать над собственным времяпрепровождением - не вечно же маме ее в таком возрасте развлекать.
Дочка затихла в своей комнате на полтора почти часа. На стук не отзывалась. Сначала подумала заснула, или читает, или рисует. Потом испугалась, в голове начали бродить страшные мысли- с ненужными личностями в соцсетях общается.
Знаете, чем она занималась? Составляла письменный список занятий, коими можно заняться, когда тебе скучно. Длинный такой список. Застала я ее где-то на 118 позиции- поговорить с кошкой, она всегда поймет, она вообще специалист по ничегонеделанью и сама много чего насоветовать бы могла, если бы умела говорить. Уборка собственной комнаты была на 15 месте, доделывание школьных домашних заданий- на 7, чтение- на почетном 3-м месте, рисование- на 6-м, помощь маме на кухне и в домашних делах- на 12 ( какой хороший ребенок растет. Все-таки помощь маме- не на последнем месте). На первом месте было- пойти достать нытьем маму, она в город с собой возьмет или на пляж.. Дите зрит в корень- нытьем она многого от меня добиться может.
Список приклеили на стену- до следующего скучного вечера.



1976 год.
На факультет международных отношений Киевского государственного университета имени Т.Г.Шевченка набрали первокурсников. Половина советских, половина иностранцев. Много африканцев. Иностранцы год учились на подготовительном отделении, поэтому русский язык знают пристойно.

Вечером в общежитии в одной из комнат собралось полгруппы, и куратор с ними. Ребята и девушки (очень мало) рассказывают, откуда приехали, кто родители. У одного папа секретарь горкома, у другого профессор, у третьего дипломат…

Куратор спрашивает щуплого негритянского паренька:
- Эдмон, а твой папа кем работает?
Тот скромно отвечает:
- Царём. (Нет, не так. Он сказал «царОм»)

После этого желание надувать щёки и меряться родителями исчезло само собой.



Начала заселяться новая многоэтажка.
Перед домом большая асфальтированная автостоянка, но машин ещё мало.

В одно прекрасное утро на асфальте кто-то мелом вывел большие буквы:
«Соня, я тебя люблю!»
Через день появилась вторая строчка, нацарапанная кирпичом:
«Я тоже».
Немедленно появилась новая надпись мелом:
«А я люблю сильнее!»
Надпись кирпичом:
«А я чаще»
Мел:
«А я глубже»
Кирпич:
«А я в ж*пу»
Мел:
«Я тоже».

… А как романтично всё начиналось…



Раз уж пошли истории про промышленный шпионаж и копирование товаров, расскажу и свою историю на эту тему.
Одна норвежская компания производит и поставляет различные химические продукты по всему миру, в том числе в Китай. Что именно за продукция не вникал - какие-то расходники для металлургической промышленности. Мой коллега, норвежец, раньше в этой компании работал - он мне историю и поведал. Случилась это около десяти или пятнадцати лет назад.
Приходит норвежцам рекламация от китайцев, так и так, не функционируют ваши расходники. Назначается расследование и суд. Приходит представитель норвежской компании в этот китайский суд, приносит образцы продукции, по которой пришла рекламация и говорит, так и так, вы подали иск касательно качества продукции, там вот, вот эти образцы - это наша продукция, а вот это говно, которое вы нам по рекламации на анализ предоставили - это не наша продукция. Где и у кого вы приобрели этот продукт? Мы подаём встречный иск за копирование и подделку нашего товара.
Судья китайский ржал в голос.
Облажались китайцы знатно. Не только не смогли до конца скопировать норвежский продукт, но и подали в суд не понимая, что норвежцы, в отличие от китайцев, собственную продукцию от конкурентов отличают на раз два три. А делают они это по содержанию примесей, которые уникальны для каждого месторождения сырья.



Вот вы ждете смешные истории и пытаетесь написать смешно о ВОВ. Но все сводится к мату и сексу . Читаю вымышленные истории о ветеранах и обидно за них . Так 11.05.18 истории №947488 , 947489 за подписью –Сердж, ну «натуральный высер» как сказал в комментах – tracer. О войне смешно писать нельзя! Это всегда горе. Попробую написать о своих родственниках . Мой отец, Иван Афанасьевич, 7 лет был в армии :– в 1939г. Призвали в армию ,потом война с немцами , затем с Японией, и демобилизовался только в 1946 г. был фронтовой шофер , возил снаряды на передовую , воевал на Курской дуге, в Польше , в г.Санок был ранен , награжден боевыми медалями и орденами. Был очень скромный. Никогда я не слышала от него матерного слова, хотя повидал он много. Но не любил он рассказывать о войне, но в 1991году он написал воспоминания в газету Ветеран , чтобы рассказать «молодому поколению как освобождали свободу и независимость нашей советской Родины от немецко–фашистского порабощения.» Письмо большое , приведу лишь выдержку ,дословно:–«и самое необыкновенное произошло в один из солнечных дней, после прорыва Курско–Орловской дуги. Той части , куда мы везли боеприпасы на месте не оеазадось, она ушла вперед, порвав оборону противника и мы ехали вслед за ней по пшенично-ржаным полям, скошенным пулями и подъехали к необычной стене. Стене из человеческих трупов , высотой примерно до двух метров , ни в право , ни в лево конца этой стены не было видно. Трупы уложены как по заказу рядами– немецких и наших советских солдат, которые, то наступали , то отступали через эти трупы, а их косили ураганным огнем, наращивая стену. Я видел примерно такие же стены из трупов немецких солдат и офицеров, но там они были уложены специально при расчистке улиц ст.Коростень. На такие стены смотреть дико,жутко. Какие нервы нужно иметь солдату , чтобы пережить весь этот ужас войны?» Моя мама, Елизавета Никитична, в 16 лет, в 1942 г. была мобилизована на военный завод в Красноярск , делала детали для самолетов , снарядов. Вспоминала , что было так тяжело,что они постоянно просились на фронт, на передовую. Если работаешь в ночь и уснешь за станком – трибунал! А заснуть можно было от слабости, т.к. давали паек и всегда хотелось есть. Мастер жалел девчонок, ходил по цеху , будил . Мама постоянно выполняла.
план на 100 и больше %. Она рассказывала, что если на детали к самолету будет какая то неточность , то такая деталь в полете может отказать и они очень ответственно относились к своей работе. Мама была награждена медалью« за доблестный труд в ВОВ». Мой дед, Афанасий Николаевич, был ранен в бою осколком снаряда , прямо в сердце .осколок застрял в мм от сердца и хирург сказал:– если я буду вынимать осколок, то солдат может умереть у меня на столе, а так ещё может поживет. Дед прожил 70 лет, работал, строил дома, вырастил пять сыновей. Никогда я не слышала от него матерного слова и не помню, чтобы он вспоминал войну. Было какое то негласное табу. Другой мой дед, Никита Егорович, имея бронь , выпросился добровольцем на фронт, на передовую. Тоже никаких разговоров о войне, единственный случай помню, мама рассказывала, у деда в колхозе осталось семья, дети. А колхозе тоже, во время войны, был голод, так как все сдавали на фронт .был план по сдаче молока масла табака и т.д. не сдашь–трибунал. И вот мой дед получает на фронт письмо, что его единственный сын (были одни девчонки) умер от голода (может и не от голода, но в деревне врача не было). Дед от горя встал на бруствер пусть меня немцы убьют, зачем жить.высокий,почти 2 метра ростом, красивый мужик стоит во весь рост, пули веером вжикают со всех сторон и ни одна даже не задела. Потом наши стали кричать «ложись, иначе мы тебя убьем, потому что ты выдаешь позиции». Он упал и плакал обнимая землю. Дед умер рано, в 50 лет., но я помню его добрым, никогда не матерившимся, и он пел красивые песни у него был красивый голос. я выросла в послевоенное время, да был голод, разруха, но наше поколение выросло в условиях любви к детям, к жизни, к миру! Наши родители, деды восстановили страну. В наше время мат и татуировки были признаком дурного тона , так как матерились и накалывались лагерники из мест не столь отдаленных . А сейчас современная молодежь не считает это зазорным. В интернете «прикольно » обосрать всех матом и при этом получить кучу лайков (даже название собачье). Певцы поют матерные песни, зарабатывая на этом миллионы. И это наша культура? Лолита, Шнур и даже Киркоров ,король, поп звезда, опустился до этого дешевого авторитета , сняв позорный клип–«цвет настроения синий» в канун праздника 9 мая, гдепоказаны бомжи, наркоманы,,алкаши , маленький ребенок, пьющий из горла вино прямо в магазине и и сам Киркоров матерится, причем смачно, со вкусом. А потом радуется как мальчик :–Ура, у меня десять миллионов просмотров!» Моя дочь современная женщина, 34–х лет, когда я начинаю говорить свое мнение обо всем этом, говорит:– да это же просто прикол такой. неужели миллионы наших потомков , восстанавливали страну из руин, чтобы сейчас ,ради прикола, вы их обсерали, а они уже все на том свете и не могут защититься . А сейчас день Победы превратили в источник наживы. Обидно, что фашизм в нашей стране злорадствует над нашими ветеранами . Написала сущую правду. Извините, что не смешную, а со слезами на глазах.



Володя сидел на школьном подоконнике и в пол-оборота, с тоской, глядел в окно. Завтра 9 мая. Отец говорил что-то вчера про память поколений, говорил который год уже. Но всегда не это было важно. Вчера он опять пришел пьяный и сейчас, наверное, спит. Утром мама плакала, так, чтоб Володька не видел. Но он всё видел. Мама часто ругала отца, а тот всегда молчал. Потом он уходил, а когда приходил, под руку лучше было не попадаться никому.
Однажды во дворе сосед накричал на отца. Дескать, Володька хулиган, дескать, ударил его единственного сына и разбил тому губу, и за это сосед надерет Володьке уши прямо сейчас у всех на глазах. Орал так, что слюна летела изо рта. Отец и ему ничего не сказал, даже не смотрел в лицо. Только руки из карманов достал. Минут через двадцать приехала скорая и увезла соседа в больницу. Весь двор гудел, много народа собралось, все кричали, что отец у Володи пьяница и моральный урод, а потом милиция забрала отца и пришел домой он только вечером. Снова пьяный, конечно. Позвал Володю на кухню. Володя помнил, как затряслись ноги, как шел он в эту кухню, будто на расстрел. Но отец лишь прижал его к себе, потом взял за плечи и заглянул в глаза своим мутным взглядом… Противно пахло алкоголем.
- Сынок, я тебя прошу. Не позорь меня и мать, не распускай руки. Мы с мамой ведь и живем-то для тебя.
Родители заплатили тому соседу большие деньги. Володю не ругал никто, но он сам себя винил больше всех, а потом взял листок бумаги и написал торжественную клятву. Что никогда никого не обидит.
Это было в первом классе, а сейчас уже третий. Быстрее бы кончилась перемена. Но Володю уже окликнули, и даже не оборачиваясь, он понял, что школьный звонок не успеет его спасти.
Подошло их четверо. Главный – Тоша Панфилов. Тоша бил и одногодок, и тех, кто младше, а сообща, компанией, и четвероклассников. Водил дружбу с хулиганами из пятого «в». Отец Тоши – богатый, даже очень, вроде даже депутат. На его деньги в их школе сделали лучший среди городских школ стадион, купили мячи и лыжи, что-то там еще. Поэтому Тоша чувствовал себя королем, всё ему сходило с рук. Поругают и отпустят. А с Тоши как с гуся вода.
Тоша всем давал клички. Пуля, Сопля, Леший, Кот. Себя он называл Пан. По фамилии – Панфилов. И Володе – из-за фамилии Игнатьев – дал кличку Игнаша.
- Салют, Игнаша! На подоконнике прячешься?
Володя вдохнул, глянул исподлобья на модно подстриженного Тошу, злые глаза которого прицельно щурились. Тихо выдохнул, облизнул губы. Нервничал, конечно. Двое справа, один слева и Тоша – совсем близко. Спрыгнуть с подоконника – подтолкнут, потом подножка, плевки… Никто из пробегающих школьников не обратит на них внимания, и учителей совсем не видно. Володя оставался сидеть.
Тоша подошел ближе.
- Чё такое прицепил?
На груди у Володи была приколота ленточка. Та самая. Оранжево-черная. Георгиевская.
- Ты чё, за Советский Союз, что ли?
- Что ли. – ответил Володя.
- Ну ты бомжик. Советский Союз давно на помойке. Как и друзья твои, бомжи. Пойдем, провожу тебя к ним.
Тоша бесцеремонно дернул Володю за рукав. Трое других мальчиков засмеялись.
- Отойди от него!
Тяжелый ранец с наклеенными сердечками прилетел Тоше прямо в спину. Он развернулся. Перед ним стояла Вера, девочка из Володиного класса. Может, и не самая красивая. Может быть. Она два раза помогла Володе на контрольной. Потом он отогнал от нее бродячую собаку – это было у школы. Потом она даже дразнила Володю и подсмеивалась на переменах. Всегда была боевая. Но сейчас…
- Отойди от него, сказала!
Вера смотрела на Тошу со злой решимостью. Что-то сейчас случится, Володя это понимал.
- Ах ты, тварь! – прошипел Тоша и обеими руками толкнул девочку в грудь. Так сильно, что она, растерявшись, полетела назад, упала, стукнулась головой. Володя спрыгнул с подоконника, глядя только на Веру. Подножку ему, конечно, тут же подставили, и он растянулся на полу. Из нагрудного кармана выпал сложенный много раз и протертый по углам клочок бумаги.
Рядом с Вериным ранцем. Застежка на ранце сломалась, и учебники с тетрадями разлетелись во все стороны. Четверо хулиганов хохотали. Тоша поднял клочок бумаги. Володин клочок бумаги. Развернул.
- Может, чё секретное, Игнаша? Ничё, что почитаю?
Кулаки у Володи сжались. Он лежал, глядя в пол, в коричневую свежую краску, которую для школы, говорили, покупал Тошин отец.
- Я клянусь, - начал читать Тоша, - никогда не драться. Никогда не позорить папу и маму.
Они смеялись. Все четверо. Вера собирала учебники в ранец с сердечками. На коленках. Собирала молча, даже не ревела. Платье на плече порвалось. Мимо ходили школьники, и никому не было дела: кто-то трусил подойти, кому-то было все равно.
- А правду говорят, Игнаша, что папка твой алкаш и сволочь? – сказал Тоша. Потом плюнул в потертый бумажный лист, разорвал, смял его и бросил Вере.
- Держи записки твоего дружка!
Володя встал. Что-то внутри освободилось. Пьяный отец просил его, и он поклялся в ответ. И держал свое слово. Он берег свою клятву, но ее больше нет. Она порвана не им. И он понимал, что клятва больше не имеет силы и сейчас он сделает всё правильно. Так, как надо. Трое снова окружили его, и Тоша, усмехаясь, подошел в упор.
Володя помнил, как отец делал это. Бывало, что даже снился ему тот вечер, и слюна орущего соседа, маленькими каплями попадавшая на лицо отца. Но отец молчал тогда, терпел. А этому Тоше пару слов нужно сказать.
- Панфилов был героем войны. Зря тебе его фамилия досталась.
Трое подошли ближе. Тоша – ближе не бывает.

Потом был кабинет завуча. Отец, которого вызвали в школу, пришел с похмелья, лицо его было опухшим и помятым, но Володя первый раз видел своего отца таким. На красном с прожилками, усталом лице была написана гордость. Девочка Вера, проходя мимо, незаметно для других пожала Володе руку, улыбнулась и убежала. На сердце стало тепло. И ведь понимал Володя, что слово, данное отцу, он всё-таки нарушил, понимал, что вместо помощи ударил человека, что у Тоши Панфилова нет больше переднего зуба, и у друга Тошиного шикарный синяк под глазом, но стал понимать и еще одно. Нарушив клятву, он защитил другого человека – девочку, смелую девочку, защитил и свою честь, и правду, а значит, и отца, и мать, и родину, в каком-то смысле. Тоша к нему еще подойдет, хоть и с дырой во рту вместо зуба. Если это будет возможно – драться Володя не будет. Тоша – не дурак, кое-что понял.
Маленькое дело сделано, маленький мир установлен. Вот бы еще мама перестала ругать папу, вот бы еще папа перестал пить, чтобы мы – потомки тех, в память о которых этот оранжево-черный бант на Володиной груди – мы, в честь хотя бы великой победы наших почти забытых предков, хотя бы попытались жить, как люди.



Помню как товарищ на уроке истории обнаружил в учебнике вот такую фразу. "В 1945 году Гитлер, сидя в своём бункере, безуспешно пытался оттянуть свой позорный конец". Поскольку это был старший класс, ржали долго.


ЕЩЁ БЗИКОВ!        ПРИСЛАТЬ СВОЙ!

{2061} {2060} {2059} {2058} {2057} {2056} {2055} {2054} {2053} {2052} {2051} {2050} {2049} {2048} {2047} {2046} {2045} {2044} {2043} {2042} {2041} {2040} {2039} {2038} {2037} {2036} {2035} {2034} {2033} {2032} {2031} {2030} {2029} {2028} {2027} {2026} {2025} {2024} {2023} {2022} {2021} {2020} {2019} {2018} {2017} {2016} {2015} {2014} {2013} {2012} {2011} {2010} {2009} {2008} {2007} {2006} {2005} {2004} {2003} {2002} {2001} {2000} {1999} {1998} {1997} {1996} {1995} {1994} {1993} {1992} {1991} {1990} {1989} {1988} {1987} {1986} {1985} {1984} {1983} {1982} {1981} {1980} {1979} {1978} {1977} {1976} {1975} {1974} {1973} {1972} {1971} {1970} {1969} {1968} {1967} {1966} {1965} {1964} {1963} {1962} {1961} {1960} {1959} {1958} {1957} {1956} {1955} {1954} {1953} {1952} {1951} {1950} {1949} {1948} {1947} {1946} {1945} {1944} {1943} {1942} {1941} {1940} {1939} {1938} {1937} {1936} {1935} {1934} {1933} {1932} {1931} {1930} {1929} {1928} {1927} {1926} {1925} {1924} {1923} {1922} {1921} {1920} {1919} {1918} {1917} {1916} {1915} {1914} {1913} {1912} {1911} {1910} {1909} {1908} {1907} {1906} {1905} {1904} {1903} {1902} {1901} {1900} {1899} {1898} {1897} {1896} {1895} {1894} {1893} {1892} {1891} {1890} {1889} {1888} {1887} {1886} {1885} {1884} {1883} {1882} {1881} {1880} {1879} {1878} {1877} {1876} {1875} {1874} {1873} {1872} {1871} {1870} {1869} {1868} {1867} {1866} {1865} {1864} {1863} {1862} {1861} {1860} {1859} {1858} {1857} {1856} {1855} {1854} {1853} {1852} {1851} {1850} {1849} {1848} {1847} {1846} {1845} {1844} {1843} {1842} {1841} {1840} {1839} {1838} {1837} {1836} {1835} {1834} {1833} {1832} {1831} {1830} {1829} {1828} {1827} {1826} {1825} {1824} {1823} {1822} {1821} {1820} {1819} {1818} {1817} {1816} {1815} {1814} {1813} {1812} {1811} {1810} {1809} {1808} {1807} {1806} {1805} {1804} {1803} {1802} {1801} {1800} {1799} {1798} {1797} {1796} {1795} {1794} {1793} {1792} {1791} {1790} {1789} {1788} {1787} {1786} {1785} {1784} {1783} {1782} {1781} {1780} {1779} {1778} {1777} {1776} {1775} {1774} {1773} {1772} {1771} {1770} {1769} {1768} {1767} {1766} {1765} {1764} {1763} {1762} {1761} {1760} {1759} {1758} {1757} {1756} {1755} {1754} {1753} {1752} {1751} {1750} {1749} {1748} {1747} {1746} {1745} {1744} {1743} {1742} {1741} {1740} {1739} {1738} {1737} {1736} {1735} {1734} {1733} {1732} {1731} {1730} {1729} {1728} {1727} {1726} {1725} {1724} {1723} {1722} {1721} {1720} {1719} {1718} {1717} {1716} {1715} {1714} {1713} {1712} {1711} {1710} {1709} {1708} {1707} {1706} {1705} {1704} {1703} {1702} {1701} {1700} {1699} {1698} {1697} {1696} {1695} {1694} {1693} {1692} {1691} {1690} {1689} {1688} {1687} {1686} {1685} {1684} {1683} {1682} {1681} {1680} {1679} {1678} {1677} {1676} {1675} {1674} {1673} {1672} {1671} {1670} {1669} {1668} {1667} {1666} {1665} {1664} {1663} {1662} {1661} {1660} {1659} {1658} {1657} {1656} {1655} {1654} {1653} {1652} {1651} {1650} {1649} {1648} {1647} {1646} {1645} {1644} {1643} {1642} {1641} {1640} {1639} {1638} {1637} {1636} {1635} {1634} {1633} {1632} {1631} {1630} {1629} {1628} {1627} {1626} {1625} {1624} {1623} {1622} {1621} {1620} {1619} {1618} {1617} {1616} {1615} {1614} {1613} {1612} {1611} {1610} {1609} {1608} {1607} {1606} {1605} {1604} {1603} {1602} {1601} {1600} {1599} {1598} {1597} {1596} {1595} {1594} {1593} {1592} {1591} {1590} {1589} {1588} {1587} {1586} {1585} {1584} {1583} {1582} {1581} {1580} {1579} {1578} {1577} {1576} {1575} {1574} {1573} {1572} {1571} {1570} {1569} {1568} {1567} {1566} {1565} {1564} {1563} {1562} {1561} {1560} {1559} {1558} {1557} {1556} {1555} {1554} {1553} {1552} {1551} {1550} {1549} {1548} {1547} {1546} {1545} {1544} {1543} {1542} {1541} {1540} {1539} {1538} {1537} {1536} {1535} {1534} {1533} {1532} {1531} {1530} {1529} {1528} {1527} {1526} {1525} {1524} {1523} {1522} {1521} {1520} {1519} {1518} {1517} {1516} {1515} {1514} {1513} {1512} {1511} {1510} {1509} {1508} {1507} {1506} {1505} {1504} {1503} {1502} {1501} {1500} {1499} {1498} {1497} {1496} {1495} {1494} {1493} {1492} {1491} {1490} {1489} {1488} {1487} {1486} {1485} {1484} {1483} {1482} {1481} {1480} {1479} {1478} {1477} {1476} {1475} {1474} {1473} {1472} {1471} {1470} {1469} {1468} {1467} {1466} {1465} {1464} {1463} {1462} {1461} {1460} {1459} {1458} {1457} {1456} {1455} {1454} {1453} {1452} {1451} {1450} {1449} {1448} {1447} {1446} {1445} {1444} {1443} {1442} {1441} {1440} {1439} {1438} {1437} {1436} {1435} {1434} {1433} {1432} {1431} {1430} {1429} {1428} {1427} {1426} {1425} {1424} {1423} {1422} {1421} {1420} {1419} {1418} {1417} {1416} {1415} {1414} {1413} {1412} {1411} {1410} {1409} {1408} {1407} {1406} {1405} {1404} {1403} {1402} {1401} {1400} {1399} {1398} {1397} {1396} {1395} {1394} {1393} {1392} {1391} {1390} {1389} {1388} {1387} {1386} {1385} {1384} {1383} {1382} {1381} {1380} {1379} {1378} {1377} {1376} {1375} {1374} {1373} {1372} {1371} {1370} {1369} {1368} {1367} {1366} {1365} {1364} {1363} {1362} {1361} {1360} {1359} {1358} {1357} {1356} {1355} {1354} {1353} {1352} {1351} {1350} {1349} {1348} {1347} {1346} {1345} {1344} {1343} {1342} {1341} {1340} {1339} {1338} {1337} {1336} {1335} {1334} {1333} {1332} {1331} {1330} {1329} {1328} {1327} {1326} {1325} {1324} {1323} {1322} {1321} {1320} {1319} {1318} {1317} {1316} {1315} {1314} {1313} {1312} {1311} {1310} {1309} {1308} {1307} {1306} {1305} {1304} {1303} {1302} {1301} {1300} {1299} {1298} {1297} {1296} {1295} {1294} {1293} {1292} {1291} {1290} {1289} {1288} {1287} {1286} {1285} {1284} {1283} {1282} {1281} {1280} {1279} {1278} {1277} {1276} {1275} {1274} {1273} {1272} {1271} {1270} {1269} {1268} {1267} {1266} {1265} {1264} {1263} {1262} {1261} {1260} {1259} {1258} {1257} {1256} {1255} {1254} {1253} {1252} {1251} {1250} {1249} {1248} {1247} {1246} {1245} {1244} {1243} {1242} {1241} {1240} {1239} {1238} {1237} {1236} {1235} {1234} {1233} {1232} {1231} {1230} {1229} {1228} {1227} {1226} {1225} {1224} {1223} {1222} {1221} {1220} {1219} {1218} {1217} {1216} {1215} {1214} {1213} {1212} {1211} {1210} {1209} {1208} {1207} {1206} {1205} {1204} {1203} {1202} {1201} {1200} {1199} {1198} {1197} {1196} {1195} {1194} {1193} {1192} {1191} {1190} {1189} {1188} {1187} {1186} {1185} {1184} {1183} {1182} {1181} {1180} {1179} {1178} {1177} {1176} {1175} {1174} {1173} {1172} {1171} {1170} {1169} {1168} {1167} {1166} {1165} {1164} {1163} {1162} {1161} {1160} {1159} {1158} {1157} {1156} {1155} {1154} {1153} {1152} {1151} {1150} {1149} {1148} {1147} {1146} {1145} {1144} {1143} {1142} {1141} {1140} {1139} {1138} {1137} {1136} {1135} {1134} {1133} {1132} {1131} {1130} {1129} {1128} {1127} {1126} {1125} {1124} {1123} {1122} {1121} {1120} {1119} {1118} {1117} {1116} {1115} {1114} {1113} {1112} {1111} {1110} {1109} {1108} {1107} {1106} {1105} {1104} {1103} {1102} {1101} {1100} {1099} {1098} {1097} {1096} {1095} {1094} {1093} {1092} {1091} {1090} {1089} {1088} {1087} {1086} {1085} {1084} {1083} {1082} {1081} {1080} {1079} {1078} {1077} {1076} {1075} {1074} {1073} {1072} {1071} {1070} {1069} {1068} {1067} {1066} {1065} {1064} {1063} {1062} {1061} {1060} {1059} {1058} {1057} {1056} {1055} {1054} {1053} {1052} {1051} {1050} {1049} {1048} {1047} {1046} {1045} {1044} {1043} {1042} {1041} {1040} {1039} {1038} {1037} {1036} {1035} {1034} {1033} {1032} {1031} {1030} {1029} {1028} {1027} {1026} {1025} {1024} {1023} {1022} {1021} {1020} {1019} {1018} {1017} {1016} {1015} {1014} {1013} {1012} {1011} {1010} {1009} {1008} {1007} {1006} {1005} {1004} {1003} {1002} {1001} {1000} {999} {998} {997} {996} {995} {994} {993} {992} {991} {990} {989} {988} {987} {986} {985} {984} {983} {982} {981} {980} {979} {978} {977} {976} {975} {974} {973} {972} {971} {970} {969} {968} {967} {966} {965} {964} {963} {962} {961} {960} {959} {958} {957} {956} {955} {954} {953} {952} {951} {950} {949} {948} {947} {946} {945} {944} {943} {942} {941} {940} {939} {938} {937} {936} {935} {934} {933} {932} {931} {930} {929} {928} {927} {926} {925} {924} {923} {922} {921} {920} {919} {918} {917} {916} {915} {914} {913} {912} {911} {910} {909} {908} {907} {906} {905} {904} {903} {902} {901} {900} {899} {898} {897} {896} {895} {894} {893} {892} {891} {890} {889} {888} {887} {886} {885} {884} {883} {882} {881} {880} {879} {878} {877} {876} {875} {874} {873} {872} {871} {870} {869} {868} {867} {866} {865} {864} {863} {862} {861} {860} {859} {858} {857} {856} {855} {854} {853} {852} {851} {850} {849} {848} {847} {846} {845} {844} {843} {842} {841} {840} {839} {838} {837} {836} {835} {834} {833} {832} {831} {830} {829} {828} {827} {826} {825} {824} {823} {822} {821} {820} {819} {818} {817} {816} {815} {814} {813} {812} {811} {810} {809} {808} {807} {806} {805} {804} {803} {802} {801} {800} {799} {798} {797} {796} {795} {794} {793} {792} {791} {790} {789} {788} {787} {786} {785} {784} {783} {782} {781} {780} {779} {778} {777} {776} {775} {774} {773} {772} {771} {770} {769} {768} {767} {766} {765} {764} {763} {762} {761} {760} {759} {758} {757} {756} {755} {754} {753} {752} {751} {750} {749} {748} {747} {746} {745} {744} {743} {742} {741} {740} {739} {738} {737} {736} {735} {734} {733} {732} {731} {730} {729} {728} {727} {726} {725} {724} {723} {722} {721} {720} {719} {718} {717} {716} {715} {714} {713} {712} {711} {710} {709} {708} {707} {706} {705} {704} {703} {702} {701} {700} {699} {698} {697} {696} {695} {694} {693} {692} {691} {690} {689} {688} {687} {686} {685} {684} {683} {682} {681} {680} {679} {678} {677} {676} {675} {674} {673} {672} {671} {670} {669} {668} {667} {666} {665} {664} {663} {662} {661} {660} {659} {658} {657} {656} {655} {654} {653} {652} {651} {650} {649} {648} {647} {646} {645} {644} {643} {642} {641} {640} {639} {638} {637} {636} {635} {634} {633} {632} {631} {630} {629} {628} {627} {626} {625} {624} {623} {622} {621} {620} {619} {618} {617} {616} {615} {614} {613} {612} {611} {610} {609} {608} {607} {606} {605} {604} {603} {602} {601} {600} {599} {598} {597} {596} {595} {594} {593} {592} {591} {590} {589} {588} {587} {586} {585} {584} {583} {582} {581} {580} {579} {578} {577} {576} {575} {574} {573} {572} {571} {570} {569} {568} {567} {566} {565} {564} {563} {562} {561} {560} {559} {558} {557} {556} {555} {554} {553} {552} {551} {550} {549} {548} {547} {546} {545} {544} {543} {542} {541} {540} {539} {538} {537} {536} {535} {534} {533} {532} {531} {530} {529} {528} {527} {526} {525} {524} {523} {522} {521} {520} {519} {518} {517} {516} {515} {514} {513} {512} {511} {510} {509} {508} {507} {506} {505} {504} {503} {502} {501} {500} {499} {498} {497} {496} {495} {494} {493} {492} {491} {490} {489} {488} {487} {486} {485} {484} {483} {482} {481} {480} {479} {478} {477} {476} {475} {474} {473} {472} {471} {470} {469} {468} {467} {466} {465} {464} {463} {462} {461} {460} {459} {458} {457} {456} {455} {454} {453} {452} {451} {450} {449} {448} {447} {446} {445} {444} {443} {442} {441} {440} {439} {438} {437} {436} {435} {434} {433} {432} {431} {430} {429} {428} {427} {426} {425} {424} {423} {422} {421} {420} {419} {418} {417} {416} {415} {414} {413} {412} {411} {410} {409} {408} {407} {406} {405} {404} {403} {402} {401} {400} {399} {398} {397} {396} {395} {394} {393} {392} {391} {390} {389} {388} {387} {386} {385} {384} {383} {382} {381} {380} {379} {378} {377} {376} {375} {374} {373} {372} {371} {370} {369} {368} {367} {366} {365} {364} {363} {362} {361} {360} {359} {358} {357} {356} {355} {354} {353} {352} {351} {350} {349} {348} {347} {346} {345} {344} {343} {342} {341} {340} {339} {338} {337} {336} {335} {334} {333} {332} {331} {330} {329} {328} {327} {326} {325} {324} {323} {322} {321} {320} {319} {318} {317} {316} {315} {314} {313} {312} {311} {310} {309} {308} {307} {306} {305} {304} {303} {302} {301} {300} {299} {298} {297} {296} {295} {294} {293} {292} {291} {290} {289} {288} {287} {286} {285} {284} {283} {282} {281} {280} {279} {278} {277} {276} {275} {274} {273} {272} {271} {270} {269} {268} {267} {266} {265} {264} {263} {262} {261} {260} {259} {258} {257} {256} {255} {254} {253} {252} {251} {250} {249} {248} {247} {246} {245} {244} {243} {242} {241} {240} {239} {238} {237} {236} {235} {234} {233} {232} {231} {230} {229} {228} {227} {226} {225} {224} {223} {222} {221} {220} {219} {218} {217} {216} {215} {214} {213} {212} {211} {210} {209} {208} {207} {206} {205} {204} {203} {202} {201} {200} {199} {198} {197} {196} {195} {194} {193} {192} {191} {190} {189} {188} {187} {186} {185} {184} {183} {182} {181} {180} {179} {178} {177} {176} {175} {174} {173} {172} {171} {170} {169} {168} {167} {166} {165} {164} {163} {162} {161} {160} {159} {158} {157} {156} {155} {154} {153} {152} {151} {150} {149} {148} {147} {146} {145} {144} {143} {142} {141} {140} {139} {138} {137} {136} {135} {134} {133} {132} {131} {130} {129} {128} {127} {126} {125} {124} {123} {122} {121} {120} {119} {118} {117} {116} {115} {114} {113} {112} {111} {110} {109} {108} {107} {106} {105} {104} {103} {102} {101} {100} {99} {98} {97} {96} {95} {94} {93} {92} {91} {90} {89} {88} {87} {86} {85} {84} {83} {82} {81} {80} {79} {78} {77} {76} {75} {74} {73} {72} {71} {70} {69} {68} {67} {66} {65} {64} {63} {62} {61} {60} {59} {58} {57} {56} {55} {54} {53} {52} {51} {50} {49} {48} {47} {46} {45} {44} {43} {42} {41} {40} {39} {38} {37} {36} {35} {34} {33} {32} {31} {30} {29} {28} {27} {26} {25} {24} {23} {22} {21} {20} {19} {18} {17} {16} {15} {14} {13} {12} {11} {10} {9} {8} {7} {6} {5} {4} {3} {2} {1}




BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO

админу в мыло