BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO




СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА, ИЛИ ПРО ТО, КАК ДРУЖБА НАКРЫЛАСЬ ОДНИМ ИНТЕРЕСНЫМ МЕСТОМ

Историю эту я услышал от своего товарища, в свою очередь он её тоже от кого-то услышал, так что речь о достоверности не идёт вовсе. В те давние времена, когда в Союзе секса не было и в помине, на торговом судне бороздили моря и океаны два хороших приятеля, даже, не побоюсь этого слова, товарища. Один был капитаном, второй его первым помощником. Прибила судьбинушка как-то их посудину к берегам континента африканского, нашли они там гавань уютную, и порт приветливый. Надо отметить, что моряки дальнего плавания в те стародавние времена совершенно на законных основаниях имели в карманах валюту. Так вот, этот зловредный специфический товар, да ещё в виде долларов, обладал наивысшей ликвидностью и служил измерителем стоимости других товаров и услуг. Ну, за долгое плавание с товарами положение было более-менее, а вот с услугами, да ещё в долгом плавании, было сложнее. Короче, отправились два приятеля, оставив на вахте бдить второго помощника капитана, на поиски услуг, и желательно интимного свойства, а от воображаемой и такой близкой экзотики у них уже буквально рвались наружу из штанов первичные признаки.

Забрели они, наконец, в квартал красных фонарей и, не долго раздумывая, сунулись в первое попавшееся заведение. Попали они в совершенно пустую комнату, если не считать что возле одной стенки был приткнут умывальник, в смысле раковина с краном, рядом висело полотенце. А ещё рядом на уровне пояса было видно небольшое круглое отверстие изнутри задёрнутое шторкой, в которое без труда могла пролезть голова. Долго гадать не стали, помощник капитана отправил в пасть терминала, расположенного рядом с отверстием, необходимое количество баксов, шторка откинулась, со стороны отверстия в стене зазвучала музыка, наш герой, сходу туда голову и засунул. Музыка усилилась, помещение было освещено так ярко, что поначалу ничего нельзя было рассмотреть.

Неожиданно сработало какое-то устройство и шею плавно и нежно зафиксировало мягкое кольцо. Помощник попробовал выдернуть голову – не получилось. Да и ладно: на красной дорожке неожиданно появилась совершенно голая афроафриканка (нельзя же писать, что негритянка!) с потрясающей фигурой и начала танцевать. Танец продлился недолго, красотка неожиданно развернулась, стала раком и своей кормовой часть стала неотвратимо и быстро надвигаться на нашего бедолагу, вернее его голову. Инженерная мысль разработчиков этого шоу была на высоте, так что все прелести красотки были как раз на одном уровне с лицом нашего искателя приключений. Наконец, есть стыковка! Африканочка так страстно извивалась и тёрлась о лицо нашего счастливца, что он реально стал задыхаться, при этом и руками и ногами уперся в стену, безуспешно пытаясь выдернуть голову.

Устройство, удерживающее шею, ослабло, помощник выдернул голову, и ещё ничего не соображающий и ни слова не успевший сказать ни слова своему капитану, стал приходить в себя. Глядь, а капитан-то уже в ловушке! Забавно было смотреть, как капитан извивался возле стенки, пытаясь вырваться из "сладкого" плена как волк в одной из серий «Ну, погоди!». Наконец, из ловушки высвободился и капитан.

После этого супершоу бывшие приятели поняли, для чего в помещении был умывальник и полотенце, ведь, судя по аромату, красотка мыла свои прелести не ранее, чем месяц назад. Почему бывшие? Разругались вдрызг. Капитан так и не простил своему помощнику, что тот его не остановил…



уж столько свадеб отыграли, ну и эта:

Начало как обычно, счастливые жених с невестой, озабоченные родители, нам это всё привычно видеть с нашего музыкального уголка -мы музыканты в кафушке, но в этот вечер у нас вышла заковыка, слегка приболел наш главный солист, он же клавишник Серж(Сергей), пришел такой бледный со шмыгающим красным носом
-Парни я чот простыл, играть-то смогу, а вот петь? нос заложен....
-Ха! Серж, не боись, слушай сюда, я вчера знаешь как чихал, а сейчас...
это наш ударник , всегда неунывающий , находчивый парень, взялся бедного Сержа моментом вылечить:
-Пойдем сейчас в туалет и через пять минут забудешь про насморк, я вчера так вылечился, я и средство с собой ношу, понюхаешь , просморкаешься и... всё, дырки свободные
-Ты что, сдурел? наркоту что-ли нюхать, ни за что не буду
-Да какая наркота! табак нюхательный, классное средство, сколько раз на себе проверял, пошли давай.
через минут десять вернулись, Серж с красными глазами и носом , но довольный :
- А ведь помогло, но щипаало, даже сейчас щиплет, зато дыхалка -Ура!
а свадьба начинается, подлетел тамада:
-Ребята приготовьтесь,счас первый танец, начинают молодые, вальс не надо, жених кривой, невеста заказала медленное, ну что-нибудь красивое...
-Ок , сделаем.
Серж выбрал "Ес тудей" и поехали(Серж английский знал и пел отменно) и для этой песни всегда просил реверберацию включить поглубже, чтоб эффектно звучало, молодые под аплодисменты выходят , начинают танцевать, гости встали кружком -любуются, красивая пара , красивая песня...
тут я краем глаза глянул на Сержа, блин..! у Сержа под носом сверху вниз длинная сопля, а он весь красный поет, играет, с трудом но держится, недолго музыка играла, сопля- ШМЯК на клавиши, тут же оглушительный "ЧИХ" со словами -"вот же Блядь" и ревербератор четко повторил с затуханием-"блядь, блядь. блядь..."
молодые остановились, гости притихли, тут кто-то из гостей громко заржал, весь зал подхватил, музыканты народ сообразительный, саксофон подхватил мелодию и танец продолжился, не ззнаю. может чих сыграл, а может гости были веселые, свадьба прошла разухабиисто, весело, в оконцовке подошел жених с бутылкой шампани:
-Спасибо парни-это вам за первый танец....если записалось, всем будем крутить и хвастать...
Серж:
-Вы уж извините, нечаянно так получилось, не смог сдержаться, а это место вырезать да и всё.
свежеиспеченный муж аж взвился:
- Вырезать? Самый прикольный момент, да ни за что, да ради этого момента стоило жениться!
Серж победно поднял перед нами шампанское:
-Учитесь лабухи, это вам не баран чихнул...!



По прилету в Патаийю мы вечером пошли смотреть местную достопримечательность- walking street. По пути встретили нашего соотечественника изрядно навеселе, который нам рассказал, что если хотим найти нормальную проститутку, то лучше идти вдоль набережной налево, так как справо можно наткнуться на трансов. Он сам спьяну перепутал и пошел направо, выбрал самую красивую, как ему казалось, девушку, и повел к себе в отель. Он дал ей деньги, а когда она сняла штаны, он увидел, что у нее член больше, чем у него-ему сначала стало обидно, а потом непонятно, кто кого тут еб@ть будет. Он начал требовать деньги назад, но транс наотрез отказался и сбежал. Мужик полночи за ним бегал, орал нецензурные слова на всех ему известных языках, и наконец, обессилевший транс все-таки вернул ему деньги. Теперь нам стал понятен плакат по-русски в отеле:"Трансвеститов в окно не выбрасывать!"



На юридический факультет Олег Павлович поступил по совету своего отца, хотя собирался поступать на исторический. Отец рекомендовал следовать мудрой французской поговорке: «Если не можешь делать то, что нравится, пусть тебе нравится то, что ты делаешь». Сам Павел Николаевич по специальности был историк, а в партию ВКП(б) вступил на фронте. После войны с отличием окончил университет, аспирантуру и его оставили ассистентом на кафедре истории уже ставшей КПСС (а другой истории тогда и не было). Как и положено молодому учёному, он стал скрупулёзно собирать материал для диссертации, целенаправленно прокладывая дорогу к участи удачливого партийного чиновника: старательно овладевал искусством идеологического словоблудия и способностью производить впечатление человека беззаветно преданного партии. С завидным упорством высиживал на заседаниях кафедры, уникальные по занудству и скуке, выступал в прениях, плёл патриотические пошлости, на всех партийных тусовках разглагольствовал о неслыханных успехах партии в восстановлении послевоенного народного хозяйства под мудрым руководством партии и гениального вождя и учителя. Тогда эта шарманка работала безотказно. Для своей научной работы Павел Николаевич избрал беспроигрышную тему о ключевой роли Верховного главнокомандующего товарища Сталина в победе над фашистской Германией. Но когда работа была уже завершена, случилось непредвиденное – вопреки аресту лечивших врачей, Генералиссимуса хватил апоплексический удар. Мистической вере в бессмертие Сталина была подвержена подавляющая часть населения страны, но признаки развенчивания культа личности стали проявляться сразу же после его смерти. Хотя останки Хозяина ещё покоились под стеклом рядом с ещё одним «вечно живым», заметно стихло неуёмное обожествление вчерашнего кумира. Павел Николаевич рассчитывал успеть защититься, пока отрезвление не станет всеобщим. Но опоздал. Ученый совет единогласно зарубил тему его диссертации с туманной формулировкой «не актуально», под которой подразумевалось неопределенность при смене исторических блюд. Несостоявшийся кандидат наук впал в отчаяние и после заседания кафедры пришёл домой крепко поддатым. На вопрос жены, где он был, ответил:
— В Мавзолее.
— Это с ними ты пил? — съязвила она.
— Нет, – горько усмехнулся муж, – пить с ними не довелось, зато я сегодня их обоих в гробу видал!
Вскоре подул свежий ветер перемен и неожиданным лидером оказался незатейливый партаппаратчик Никита Хрущев. Из истории известно, что для собственного возвеличивания необходимо первым делом дискредитировать предшественника. С этой целью новый глава государства обрушил на партию, а точнее на страну, исторический ХХ съезд КПСС, который решительно смыл всю предыдущую историю страны, после чего безотлагательно требовалась новая.
И Павел Николаевич, не мешкая, принялся раскрывать новую тему; теперь он уже изобличал преступления недавнего советского божества и возвеличивал нынешнего, хотя, будучи человеком наблюдательным, догадывался, что хлипкая хрущёвская оттепель долго не протянет, ей на смену неизбежно придут заморозки и, скорее всего, надолго и всерьёз. Хрущёв с первых своих шагов в новой должности попытался демократизировать партию, что, как показало время, для неё равносильно самоубийству. Его соратники-сталинисты не без оснований полагали, что он зашёл слишком далеко, а позволенное интеллигенции свободомыслие грозит советскому строю потрясением основ. И когда Хрущёв совершил очередную глупость — ввёл в устав пункт об обязательной сменяемости партийных кадров, товарищи из Политбюро сменили его самого на более предсказуемого своего единомышленника, заклеймив метод его правления загадочным определением – волюнтаризм. Новый партийный руководитель сразу же поспешил изъять из устава вредный пункт, чем утвердил себя на пожизненное правление. Многолетний труд Павла Николаевича в очередной раз пошёл псу под хвост. До третьей попытки дело не дошло — случился громкий скандал и его карьера в одночасье рухнула. Будучи парторгом факультета, он по доброте душевной одному хмырю поставил свою подпись на согласие его поездки в Париж на встречу с лидерами коммунистической партии Франции, а хмырь, оказавшись во Франции, отправился прямиком в английское посольство и попросил там политическое убежище и вскоре объявился на враждебном радио «Би-би-си». Это был неслыханный скандал, Москва разразилась беспощадным идеологическим гневом, в результате которого партбилетов и должностей лишились несколько коммунистов и Павел Николаевич в их числе. Поработав несколько лет на заводе разнорабочим, он с трудом устроился школьным учителем.



Спор с женой: "Да что ты понимаешь! Это два совершенно одинаковых слова, в них только буквы разные!"



Были недавно в Москве, при подходе к ВДНХ увидели рекламу: надпись "Толчок бодрости" и фотография кружки кофе... и все это великолепие прилеплено сбоку уличного био-туалета :) а главное место-то как подобрали, не оставив никаких шансов истолковать слоган рекламы двояко.



Месть.

Сидели как-то семейным застольем тремя поколениями в родительском доме.
Батя, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/повспоминать». Женская часть семьи плавно переместилась в сторону кухни «мужикам закуски подрезать».

И вот что-то заговорили мы про мстительных людей, про месть вообще. Батя затих и в нашем с Братом споре участия не принимал, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы уже выдохлись, Батя посмотрел на нас, подслеповато щурясь, и рассказал нам историю. Далее немного литературно переработанный его рассказ:

- После войны было очень сложно. Наше поколение рождённых в 1945-1947 годах хлебнуло по самое нехочу. Шутка ли! Страна в разрухе была! Электричество у нас в посёлке было только по вечерам и появилось аж в пятидесятых годах. А так всё с лучиной, свечкой, керосинкой. Ложки были только деревянные. Одежёнку передавали от старших к младшим, перешивали старые военные гимнастёрки, галифе. Очень ценились матросские бушлаты! Обувь вообще ценилась на вес золота – весной, летом, осенью чуть ли не до декабря дети бегали только босиком.

Город-то от нас рядом — через перевал всего, но туда добраться только пешком или на попутке. А пешком через перевал то ещё удовольствие, но ходили! А куда деваться-то? Муки купить, крупы.
В огородах занимались в основном дети – родители-то на работе. Кто в колхозе, кто в лесопильной артели, кто в городе на заводах или в порту.

Помню, как в посёлке прошёл слух, о том, что будут путёвки в пионерлагерь где-то в Кабардинке. Как же мне хотелось туда поехать! Просто грезил! Но у моих родителей не было шести рублей на эту путёвку… Дааа, горевал я тогда очень сильно.

В этот момент Батя глянул на своего внука, который до этого игрался с планшетом, пытаясь подружить его со своими новыми смарт-часами. Мишка после этого Батиного взгляда как-то смутился и отложил планшет в сторону. В комнате повисла тишина – вся семья слушала Батин рассказ и он продолжил:
- Школу я заканчивал в городе. Конечно, негодяй был! По точным наукам с двоек на тройки перебивался. По гуманитарным ещё более или менее – легко давались. Увлёкся я тогда плаванием, даже КМС получил. Но учиться не хотел, хулиганил! Редкий педсовет в школе проходил без разбора моих шалостей. И вот с нашим директором как-то не сложились отношения. Не могу сказать, что он меня ненавидел или ещё чего. Но если в школе что-то случалось – виноватым он всегда делал меня. Обидно было. Сами понимаете, натворил один раз делов и всё! Дальше они как снежный ком растут! И за мной вечно косяк за косяком был.

Когда школу заканчивали, директор мне заявил «Аттестат получишь в августе!». Да мне всё равно тогда было!
Мои одноклассники уезжали на вступительные экзамены в ВУЗы и техникумы, а я лето после школы лентяйничал, мотался в город, шлялся по парку, завелась у нас компания дружков, некоторые с криминальными наклонностями. Выпивали. Однажды в июле в пивной возле порта мы подрались с греческими моряками, матросами сухогруза. В качестве трофеев нам достались рублей тридцать деньгами и пара наручных часов, которые мы загнали на толкучке. Вот тут-то и случилась история, которая повлияла на всю мою, да и на вашу жизнь.
В конце июля к нам домой в посёлок пришёл милиционер, который доставил меня в районное отделение милиции, где у меня состоялся разговор с начальником милиции. Здоровый такой мужик в синей форме, фронтовик, орденские планки на кителе. В кабинете кошмар как накурено было! И говорит мне начальник:
- Сынок! Есть у меня информация, что ты пошёл по кривой дорожке. Этак ты скоро до тюрьмы допрыгаешься! Посмотри какая у тебя семья: отец фронтовик, работает не покладая рук, мама ударница в колхозе, брат мастер уже на судоремонтном заводе, на очень хорошем счету, сестра в техникуме. А ты? Шалопай!

Я удивился, конечно, его осведомлённости, потому что с милицией никогда дел не имел. Он продолжил:

- Почему ты учиться никуда не идёшь? В чём дело?
— Так у меня это… Аттестата даже нет.
— Как нет? Ты же одиннадцатилетку закончил!
— Ну, я с директором школы не в ладах. Он мне сказал, что аттестат выдаст только в августе!
Начальник милиции задумчиво походил по кабинету и тихо сказал:
- Вот же гад! Специально аттестат не выдал, чтобы парень учиться никуда не пошёл. Вступительные все до конца июля. Одна дорога ему – или докером в порт, или в тюрьму.
И вот тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Стала понятна мне гадская сущность нашего директора школы. И такая во мне злость закипела! Попался бы он мне в тот момент – разорвал бы на куски.
Начальник выгнал меня в коридор. В кабинет заходили и выходили милиционеры, начальник звонил кому-то по телефону, что-то доказывал, ругался. Ему приносили какие-то списки, таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что допустил такую ситуацию, какой козёл директор школы. Строил планы мести. Один страшней другого!
Через несколько часов, когда я уже окончательно одурел от сидения в коридоре, начальник позвал меня в кабинет и сразу без прелюдий сказал:
- У нас есть разнарядка в одно из военных училищ. Сейчас пойдёшь в военкомат. Там тебя ждут. Давай, иди!
На мои слабые возражения он никак не отреагировал, просто мягко вытолкал из кабинета, приговаривая:
- Иди-иди! Военком ждёт! Потом ко мне за характеристикой зайдёшь.

В военкомате мне сообщили, что выдают мне направление для поступления в военное училище Внутренних Войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа.
- Это что? Милицейские войска???
Военком строго взглянул на меня:
- Это Внутренние войска. Это не милиция. Смотри парень, не подведи нас.
В течении двух недель я прошёл несколько медкомиссий, собрал необходимые документы, забрал свой злосчастный аттестат из школы и вот уже ехал в компании семи кандидатов на поступление в училище в город Орджоникидзе.
Всё время я мечтал о мести директору школы.

В училище из восьми кандидатов из нашего города поступил только я. Тяжело ли было учиться? Очень! Представьте, каждый день шесть часов лекций, три часа самоподготовки, учения, стрельбы, караульная служба. Мы получали две специальности – офицер мотострелковых войск, с особым изучением специфики службы внутренних войск, и юриспруденция. Учиться плохо не получалось – это ведь армия! Лекции по военным дисциплинам нам преподавали военные, в большинстве своём фронтовики.
Юридические дисциплины преподавались гражданскими специалистами – среди них было несколько молодых и красивых женщин. И вот как стоять неподготовленным перед ними всеми? Как мычать «Я не подготовился»? А ведь нас всё-таки учили воевать – это было очень интересно! Первое полугодие я закончил с несколькими четвёрками, а в отпуск домой отпускали только отличников. Второе полугодие было закончено на оценку «отлично» и за успехи в учёбе и службе меня наградили первой медалью «20 лет Победы». Всё время учёбы я строил планы мести директору! Даже на стрельбище представлял на месте мишени его лицо и бил туда без промаха! На занятиях по рукопашному бою, я представлял, как бросаю его через плечо, как бью в ненавистное мне лицо. Нередко мои учебные соперники высказывали мне за излишнюю силу ударов.
Батя замолчал, наверное, заново переживал то время.
- А дальше? – прервала тишину жена брата.
— А дальше как в кино! – улыбаясь, сказала наша Мама.
Батя продолжил:
- И вот мой первый отпуск летом 1965 года. Я еду домой! Вышел на перрон нашего приморского городка – мундир наглажен, сапоги с искрой, васильковая фуражка с малиновым околышком идеально сидит. И на выходе на привокзальную площадь, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешил навстречу с двумя чемоданами. Я встал у него на пути. Он поднял голову и выронил один чемодан:
- Тыыы?!?!
— Курсант Орджоникидзевского краснознамённого военного училища Внутренних войск МООП РСФСР им. Кирова. За успехи в учёбе награждён отпуском. Здрасссьте, Николай Леонтьевич!
Директор осмотрел меня с ног до головы, остановив взгляд на фуражке цветов легендарного НКВД и на одинокой медали у меня на груди. Прошипел:
- Отличники вернулись, не поступили. А тыыы…
Он плюнул себе под ноги, прошёл мимо меня, что-то бубня под нос.

- Вот и случилась моя месть, — Батя улыбаясь, оглядел нас. – В тот миг я понял, что незачем его бить, строить ему козни. Просто нужно было показать, кем я стал!
За столом повисла тишина. Мама молча встала, подошла к шкафчику. Поправила на полочке фоторамку, где рядом было вставлено две фотографии – Батя-курсант и Батя-полковник. Достала бутылку коньяка, которую очень берегла:
- Ну что ж. За эту историю можно выпить ещё по граммульке.



Навеяло историей от 02 июня 2004 про обезьянку, негра и ребенка в метро.
Сидим с семьёй на пляже на Черном море, живём в Сочи, дело обычное. Сын (9 лет) и дочь (3.5 года ) плещутся в воде. Из-за косы выходит парочка чернокожих в нарядах своего дикого племени и молча куда-то по своим туземским делам двигаются по пляжу в даль. Дети с интересом за ними наблюдают. А так как мы жители местные, то любим ходить на дикие пляжи где народу поменьше а места побольше и представителей этой расы дети видят в основном из далека. Тут появляется третий персонаж из чернокожей банды в пальмовых юбках, видимо отстал по пути, и что-то кричит в след своим соплеменникам...
Удивлению дочери не было предела, с криком - мам, мам смотри ! Они РАЗГОВАРИВАЮТ!!!! - она выскочила из воды... сквозь смех и слезы пришлось объяснить дочке, что это такие же люди как и мы, только цветом кожи отличаются.



После третьего класса Пече на каникулах ножом выбили глаз. Поэтому он пришёл в школу только четвёртого сентября. Три дня учителя долбили нам, что мальчика нельзя оскорблять, унижать, обижать и третировать. Готовили почву. Если бы не это, никто бы не понял, что один глаз у него стеклянный. На наш взгляд глаза были неотличимы.

Однако разъяснительная работа дала свои плоды. Мы существовали отдельно, а Печа – отдельно. В попытках определить, какой зрак искусственный, а какой – нет, на его лицо украдкой пялился весь класс. Пялился в полном молчании, чтобы не обидеть словом. И продолжалось это до третьей перемены.

На третьей перемене в переполненный туалет влетел Коля Предыбайлов. Ругаясь и толкаясь, он пытался сквозь плотную толпу учащихся младших классов пробиться к заветной цели. Перед последним препятствием Колька остановился и в отчаянии возопил: - Ну, ты, х@й одноглазый, подвинься!!!

Печа сказал, что пришёл первым и закончит начатое дело, несмотря ни на что, а если Коля с этим не согласен, то ему необходимо немедленно покинуть туалет и идти, куда глаза глядят. Поскольку ответ был семиэтажным, возведённая учителями стена отчуждения мгновенно рухнула.

На её обломках Колька тут же организовал торжище. Вчера он обокрал какую-то выставку, а теперь выставил на продажу и попытался впарить Пече монеты из разорённой коллекции. Все монеты были просверлены, в их узких дырочках застряли остатки тонкой перекрученной проволоки. С её помощью экспонаты крепились к стендам, которые организаторы выставки на какое-то время оставили без присмотра.

Печа от сделки отказался, но лёд был сломан, общение наладилось.



Почему люди попадают за бугор.

Вы скажете - продавшиеся за забугорные плюшки (или печеньки), ищущие лучшей жизни, самореализации, целенаправленно выстраивающие карьеру? Может быть. Но иногда бывает так, что виноваты просто гормоны и зелёная наивная молодость, а дальше... летит ***** по кочкам.

С Америкой началось еще на втором курсе. Как-то раз, промозглым осенним вечером, рубились мы всей общагой в Контр-Страйк. Надоело... Под неопределённым студенческим градусом чуть-чуть выше нуля, залез я на популярный тогда yahoo chat и начал поливать америкосов всем немецким ругательным слэнгом, который только знал. Почему немецким, скажете вы? Так английского я тогда не знал. Всю жизнь до этого – Spraechen Sie Deutsch и чуть-чуть латынь.

Кто-то в ответ материл в стиле «задолбали fucking Russians» (немцев в штатах хватает, понимали), чем только подогревали задорного тролля. Но одна женщина заинтересовалась причиной столь неистовой и бесполезной злобы и начала спокойно задавать вопросы. Чу! ЦРУ копает под секретность нашу, не иначе! Женщина оказалась вполне образованная и, со временем, завязалась какая-то переписка, иногда с привлечением корявого Stylus )) Однако слишком долгой она быть не могла – что могут обсуждать безусый юнец и мадам лет 50-ти?

Спустя некоторое время оказалось, что есть у неё соседка украинка, которой 16 лет. О! Вот это уже интереснее. Та стала мне писать письма, звонить по несколькo часов, обещала сделать визу, грин карту, кучу всего-всего-всего. Но, девочка была пустая, аки воздушный шарик и мне это быстро надоело, несмотря на выгодно выбранные фотки, заботливо присланные в нескольких посылках с сувенирами... Побаловались - и хватит.

Потом, началось в Москве движение молодежи, если кто помнит - «Идущие вместе» (теперь эта контора называется «Наши»). Как сейчас помню, встретились мы с Якеменко около одной станции метро в свете уличного фонаря (тот ещё антураж!) – Васёк стал нас учить жизни и агитировать пополнить ряды новых хунвейбинов. Шустрый такой мелкий шибздик... Таки успел в правительстве посидеть... Впрочем, его намерения уже тогда ни для кого не были секретом. Но, молодёжь нередко любит просто кипеж, не важно, по какой причине... Прикольно же!

Было интересно - что же это такое, к тому же Путин – «наш президент», и совсем не важны были все остальные детали... Записался туда, даже был командиром звена (честно говоря, только ради того, чтобы иметь халявный пейджер). Профком студентов Бауманки «заревновал», что многие туда ломанулись и начал довольно смешную кампанию по дискредитации ИВ. «Двум богам служить нельзя!» А заключалась она, дискредитация, в следующем - развешивались нарисованные от руки и многочисленно отксеренные листовки с карикатурами на ИВ. Детский сад, ей-Богу! Прямо как в лучшие годы совдепии а ля «травим НЭП».

Ну, во мне моментально взметнулся дух повышенного чувства справедливости, я напечатал свои листовки, в которых защищал ИВ, а также предал огласке некоторый компромат (который, впрочем, знали все) на начальство универа, и, особенно, на председателя профкома, метившего тогда в Думу (Денисов его фамилия была, если не ошибаюсь). Что-то типа аренды университетских помещений каким-то коммерсам, в то время, как учебную часть «уплотнили»... Уже точно не помню, много лет прошло.

Листовки провисели только один день, их быстренько соскребли, но шуму они наделали много. Всей общаге (140 блоков по 5-6 человек) отрубили только зарождавшийся тогда инет (упс, пацаны, я не хотел), сказали, что включат только если сдадут того, кто напечатал листовки. Меня никто не сдал (интересно, а сегодня такое возможно?). Впрочем, спустя некоторое время, инет снова включили.

Но почему я про листовки заговорил. Написала мне в ту ночь листовочную девушка одна по аське – ты, типа, чего меня спамишь со своим getpaid? Если кто помнит, крутили тогда баннеры на компах, в надежде, что набегут денежки несметные, и разбогатеем мы нахаляву... Так вот, рассылал я ссылки со своим reference number всем подряд в ICQ. И попалась рыбка на крючок... Что, типа, делаешь. Я говорю - угадай. Она - или только из ванной вылез, или листовки клеишь. Хм, совпадентус! Хороший старт!

Начали с ней общаться. Оказалось, что она в Техасе трудится в Лукойле переводчицей, сама родом из Челябинска. Сурово! Туда-сюда, пошли долгие разговоры по ICQ, потом с ее стороны сожаления, что вышла замуж пару месяцев назад за какого-то мекса... Время шло... Через несколько месяцев она полетела в Россию навестить родственников.

Пролетала через Москву. Встреча в Шереметьево, неподъёмные для студента расходы в тамошнем ресторанчике, равноценные паре месяцев общажной диеты... Но, хрен с ними, с деньгами! Взаимная симпатия, взрыв эмоций и впечатлений буквально на заднем сиденье такси... В общем, друг другу мы с этой Машей из Техаса понравились. Она полетела дальше, потом на обратном пути предсказуемо задержалась в Москве. Вспыхнул роман. Улетела в штаты, общение продолжалось. Такой новый тогда романтизм виртуального общения, помноженный на юношеские гормоны и чрезвычайный дефицит качественного женского пола в Бауманке, сделали своё дело. Плюс православные взгляды – трахнул мадам => надо жениться.

Тем временем, люди мы серьёзные (ага :), надо было думать о будущем. Сначала она предложила (видимо, для вежливости), что прилетит ко мне и будем жить в Москве. Потом - нафига ей в Россию - в Америке же лучше, да и работа там у неё неплохая для среднестатистического-то эмигранта... Не для того, дескать, улетала... Короче, как говорится, «лучше уж вы к нам». И начал я рыть землю, чтобы перелететь заветный океан.

Вот такая предыстория к предыдущей. Кто-то спрашивал - «Как тебя угораздило туда попасть?» А вот так. Всё очень просто. Вот только улетать было совсем непросто... Но об этом, как-нибудь позже...


ЕЩЁ БЗИКОВ!        ПРИСЛАТЬ СВОЙ!

{2039} {2038} {2037} {2036} {2035} {2034} {2033} {2032} {2031} {2030} {2029} {2028} {2027} {2026} {2025} {2024} {2023} {2022} {2021} {2020} {2019} {2018} {2017} {2016} {2015} {2014} {2013} {2012} {2011} {2010} {2009} {2008} {2007} {2006} {2005} {2004} {2003} {2002} {2001} {2000} {1999} {1998} {1997} {1996} {1995} {1994} {1993} {1992} {1991} {1990} {1989} {1988} {1987} {1986} {1985} {1984} {1983} {1982} {1981} {1980} {1979} {1978} {1977} {1976} {1975} {1974} {1973} {1972} {1971} {1970} {1969} {1968} {1967} {1966} {1965} {1964} {1963} {1962} {1961} {1960} {1959} {1958} {1957} {1956} {1955} {1954} {1953} {1952} {1951} {1950} {1949} {1948} {1947} {1946} {1945} {1944} {1943} {1942} {1941} {1940} {1939} {1938} {1937} {1936} {1935} {1934} {1933} {1932} {1931} {1930} {1929} {1928} {1927} {1926} {1925} {1924} {1923} {1922} {1921} {1920} {1919} {1918} {1917} {1916} {1915} {1914} {1913} {1912} {1911} {1910} {1909} {1908} {1907} {1906} {1905} {1904} {1903} {1902} {1901} {1900} {1899} {1898} {1897} {1896} {1895} {1894} {1893} {1892} {1891} {1890} {1889} {1888} {1887} {1886} {1885} {1884} {1883} {1882} {1881} {1880} {1879} {1878} {1877} {1876} {1875} {1874} {1873} {1872} {1871} {1870} {1869} {1868} {1867} {1866} {1865} {1864} {1863} {1862} {1861} {1860} {1859} {1858} {1857} {1856} {1855} {1854} {1853} {1852} {1851} {1850} {1849} {1848} {1847} {1846} {1845} {1844} {1843} {1842} {1841} {1840} {1839} {1838} {1837} {1836} {1835} {1834} {1833} {1832} {1831} {1830} {1829} {1828} {1827} {1826} {1825} {1824} {1823} {1822} {1821} {1820} {1819} {1818} {1817} {1816} {1815} {1814} {1813} {1812} {1811} {1810} {1809} {1808} {1807} {1806} {1805} {1804} {1803} {1802} {1801} {1800} {1799} {1798} {1797} {1796} {1795} {1794} {1793} {1792} {1791} {1790} {1789} {1788} {1787} {1786} {1785} {1784} {1783} {1782} {1781} {1780} {1779} {1778} {1777} {1776} {1775} {1774} {1773} {1772} {1771} {1770} {1769} {1768} {1767} {1766} {1765} {1764} {1763} {1762} {1761} {1760} {1759} {1758} {1757} {1756} {1755} {1754} {1753} {1752} {1751} {1750} {1749} {1748} {1747} {1746} {1745} {1744} {1743} {1742} {1741} {1740} {1739} {1738} {1737} {1736} {1735} {1734} {1733} {1732} {1731} {1730} {1729} {1728} {1727} {1726} {1725} {1724} {1723} {1722} {1721} {1720} {1719} {1718} {1717} {1716} {1715} {1714} {1713} {1712} {1711} {1710} {1709} {1708} {1707} {1706} {1705} {1704} {1703} {1702} {1701} {1700} {1699} {1698} {1697} {1696} {1695} {1694} {1693} {1692} {1691} {1690} {1689} {1688} {1687} {1686} {1685} {1684} {1683} {1682} {1681} {1680} {1679} {1678} {1677} {1676} {1675} {1674} {1673} {1672} {1671} {1670} {1669} {1668} {1667} {1666} {1665} {1664} {1663} {1662} {1661} {1660} {1659} {1658} {1657} {1656} {1655} {1654} {1653} {1652} {1651} {1650} {1649} {1648} {1647} {1646} {1645} {1644} {1643} {1642} {1641} {1640} {1639} {1638} {1637} {1636} {1635} {1634} {1633} {1632} {1631} {1630} {1629} {1628} {1627} {1626} {1625} {1624} {1623} {1622} {1621} {1620} {1619} {1618} {1617} {1616} {1615} {1614} {1613} {1612} {1611} {1610} {1609} {1608} {1607} {1606} {1605} {1604} {1603} {1602} {1601} {1600} {1599} {1598} {1597} {1596} {1595} {1594} {1593} {1592} {1591} {1590} {1589} {1588} {1587} {1586} {1585} {1584} {1583} {1582} {1581} {1580} {1579} {1578} {1577} {1576} {1575} {1574} {1573} {1572} {1571} {1570} {1569} {1568} {1567} {1566} {1565} {1564} {1563} {1562} {1561} {1560} {1559} {1558} {1557} {1556} {1555} {1554} {1553} {1552} {1551} {1550} {1549} {1548} {1547} {1546} {1545} {1544} {1543} {1542} {1541} {1540} {1539} {1538} {1537} {1536} {1535} {1534} {1533} {1532} {1531} {1530} {1529} {1528} {1527} {1526} {1525} {1524} {1523} {1522} {1521} {1520} {1519} {1518} {1517} {1516} {1515} {1514} {1513} {1512} {1511} {1510} {1509} {1508} {1507} {1506} {1505} {1504} {1503} {1502} {1501} {1500} {1499} {1498} {1497} {1496} {1495} {1494} {1493} {1492} {1491} {1490} {1489} {1488} {1487} {1486} {1485} {1484} {1483} {1482} {1481} {1480} {1479} {1478} {1477} {1476} {1475} {1474} {1473} {1472} {1471} {1470} {1469} {1468} {1467} {1466} {1465} {1464} {1463} {1462} {1461} {1460} {1459} {1458} {1457} {1456} {1455} {1454} {1453} {1452} {1451} {1450} {1449} {1448} {1447} {1446} {1445} {1444} {1443} {1442} {1441} {1440} {1439} {1438} {1437} {1436} {1435} {1434} {1433} {1432} {1431} {1430} {1429} {1428} {1427} {1426} {1425} {1424} {1423} {1422} {1421} {1420} {1419} {1418} {1417} {1416} {1415} {1414} {1413} {1412} {1411} {1410} {1409} {1408} {1407} {1406} {1405} {1404} {1403} {1402} {1401} {1400} {1399} {1398} {1397} {1396} {1395} {1394} {1393} {1392} {1391} {1390} {1389} {1388} {1387} {1386} {1385} {1384} {1383} {1382} {1381} {1380} {1379} {1378} {1377} {1376} {1375} {1374} {1373} {1372} {1371} {1370} {1369} {1368} {1367} {1366} {1365} {1364} {1363} {1362} {1361} {1360} {1359} {1358} {1357} {1356} {1355} {1354} {1353} {1352} {1351} {1350} {1349} {1348} {1347} {1346} {1345} {1344} {1343} {1342} {1341} {1340} {1339} {1338} {1337} {1336} {1335} {1334} {1333} {1332} {1331} {1330} {1329} {1328} {1327} {1326} {1325} {1324} {1323} {1322} {1321} {1320} {1319} {1318} {1317} {1316} {1315} {1314} {1313} {1312} {1311} {1310} {1309} {1308} {1307} {1306} {1305} {1304} {1303} {1302} {1301} {1300} {1299} {1298} {1297} {1296} {1295} {1294} {1293} {1292} {1291} {1290} {1289} {1288} {1287} {1286} {1285} {1284} {1283} {1282} {1281} {1280} {1279} {1278} {1277} {1276} {1275} {1274} {1273} {1272} {1271} {1270} {1269} {1268} {1267} {1266} {1265} {1264} {1263} {1262} {1261} {1260} {1259} {1258} {1257} {1256} {1255} {1254} {1253} {1252} {1251} {1250} {1249} {1248} {1247} {1246} {1245} {1244} {1243} {1242} {1241} {1240} {1239} {1238} {1237} {1236} {1235} {1234} {1233} {1232} {1231} {1230} {1229} {1228} {1227} {1226} {1225} {1224} {1223} {1222} {1221} {1220} {1219} {1218} {1217} {1216} {1215} {1214} {1213} {1212} {1211} {1210} {1209} {1208} {1207} {1206} {1205} {1204} {1203} {1202} {1201} {1200} {1199} {1198} {1197} {1196} {1195} {1194} {1193} {1192} {1191} {1190} {1189} {1188} {1187} {1186} {1185} {1184} {1183} {1182} {1181} {1180} {1179} {1178} {1177} {1176} {1175} {1174} {1173} {1172} {1171} {1170} {1169} {1168} {1167} {1166} {1165} {1164} {1163} {1162} {1161} {1160} {1159} {1158} {1157} {1156} {1155} {1154} {1153} {1152} {1151} {1150} {1149} {1148} {1147} {1146} {1145} {1144} {1143} {1142} {1141} {1140} {1139} {1138} {1137} {1136} {1135} {1134} {1133} {1132} {1131} {1130} {1129} {1128} {1127} {1126} {1125} {1124} {1123} {1122} {1121} {1120} {1119} {1118} {1117} {1116} {1115} {1114} {1113} {1112} {1111} {1110} {1109} {1108} {1107} {1106} {1105} {1104} {1103} {1102} {1101} {1100} {1099} {1098} {1097} {1096} {1095} {1094} {1093} {1092} {1091} {1090} {1089} {1088} {1087} {1086} {1085} {1084} {1083} {1082} {1081} {1080} {1079} {1078} {1077} {1076} {1075} {1074} {1073} {1072} {1071} {1070} {1069} {1068} {1067} {1066} {1065} {1064} {1063} {1062} {1061} {1060} {1059} {1058} {1057} {1056} {1055} {1054} {1053} {1052} {1051} {1050} {1049} {1048} {1047} {1046} {1045} {1044} {1043} {1042} {1041} {1040} {1039} {1038} {1037} {1036} {1035} {1034} {1033} {1032} {1031} {1030} {1029} {1028} {1027} {1026} {1025} {1024} {1023} {1022} {1021} {1020} {1019} {1018} {1017} {1016} {1015} {1014} {1013} {1012} {1011} {1010} {1009} {1008} {1007} {1006} {1005} {1004} {1003} {1002} {1001} {1000} {999} {998} {997} {996} {995} {994} {993} {992} {991} {990} {989} {988} {987} {986} {985} {984} {983} {982} {981} {980} {979} {978} {977} {976} {975} {974} {973} {972} {971} {970} {969} {968} {967} {966} {965} {964} {963} {962} {961} {960} {959} {958} {957} {956} {955} {954} {953} {952} {951} {950} {949} {948} {947} {946} {945} {944} {943} {942} {941} {940} {939} {938} {937} {936} {935} {934} {933} {932} {931} {930} {929} {928} {927} {926} {925} {924} {923} {922} {921} {920} {919} {918} {917} {916} {915} {914} {913} {912} {911} {910} {909} {908} {907} {906} {905} {904} {903} {902} {901} {900} {899} {898} {897} {896} {895} {894} {893} {892} {891} {890} {889} {888} {887} {886} {885} {884} {883} {882} {881} {880} {879} {878} {877} {876} {875} {874} {873} {872} {871} {870} {869} {868} {867} {866} {865} {864} {863} {862} {861} {860} {859} {858} {857} {856} {855} {854} {853} {852} {851} {850} {849} {848} {847} {846} {845} {844} {843} {842} {841} {840} {839} {838} {837} {836} {835} {834} {833} {832} {831} {830} {829} {828} {827} {826} {825} {824} {823} {822} {821} {820} {819} {818} {817} {816} {815} {814} {813} {812} {811} {810} {809} {808} {807} {806} {805} {804} {803} {802} {801} {800} {799} {798} {797} {796} {795} {794} {793} {792} {791} {790} {789} {788} {787} {786} {785} {784} {783} {782} {781} {780} {779} {778} {777} {776} {775} {774} {773} {772} {771} {770} {769} {768} {767} {766} {765} {764} {763} {762} {761} {760} {759} {758} {757} {756} {755} {754} {753} {752} {751} {750} {749} {748} {747} {746} {745} {744} {743} {742} {741} {740} {739} {738} {737} {736} {735} {734} {733} {732} {731} {730} {729} {728} {727} {726} {725} {724} {723} {722} {721} {720} {719} {718} {717} {716} {715} {714} {713} {712} {711} {710} {709} {708} {707} {706} {705} {704} {703} {702} {701} {700} {699} {698} {697} {696} {695} {694} {693} {692} {691} {690} {689} {688} {687} {686} {685} {684} {683} {682} {681} {680} {679} {678} {677} {676} {675} {674} {673} {672} {671} {670} {669} {668} {667} {666} {665} {664} {663} {662} {661} {660} {659} {658} {657} {656} {655} {654} {653} {652} {651} {650} {649} {648} {647} {646} {645} {644} {643} {642} {641} {640} {639} {638} {637} {636} {635} {634} {633} {632} {631} {630} {629} {628} {627} {626} {625} {624} {623} {622} {621} {620} {619} {618} {617} {616} {615} {614} {613} {612} {611} {610} {609} {608} {607} {606} {605} {604} {603} {602} {601} {600} {599} {598} {597} {596} {595} {594} {593} {592} {591} {590} {589} {588} {587} {586} {585} {584} {583} {582} {581} {580} {579} {578} {577} {576} {575} {574} {573} {572} {571} {570} {569} {568} {567} {566} {565} {564} {563} {562} {561} {560} {559} {558} {557} {556} {555} {554} {553} {552} {551} {550} {549} {548} {547} {546} {545} {544} {543} {542} {541} {540} {539} {538} {537} {536} {535} {534} {533} {532} {531} {530} {529} {528} {527} {526} {525} {524} {523} {522} {521} {520} {519} {518} {517} {516} {515} {514} {513} {512} {511} {510} {509} {508} {507} {506} {505} {504} {503} {502} {501} {500} {499} {498} {497} {496} {495} {494} {493} {492} {491} {490} {489} {488} {487} {486} {485} {484} {483} {482} {481} {480} {479} {478} {477} {476} {475} {474} {473} {472} {471} {470} {469} {468} {467} {466} {465} {464} {463} {462} {461} {460} {459} {458} {457} {456} {455} {454} {453} {452} {451} {450} {449} {448} {447} {446} {445} {444} {443} {442} {441} {440} {439} {438} {437} {436} {435} {434} {433} {432} {431} {430} {429} {428} {427} {426} {425} {424} {423} {422} {421} {420} {419} {418} {417} {416} {415} {414} {413} {412} {411} {410} {409} {408} {407} {406} {405} {404} {403} {402} {401} {400} {399} {398} {397} {396} {395} {394} {393} {392} {391} {390} {389} {388} {387} {386} {385} {384} {383} {382} {381} {380} {379} {378} {377} {376} {375} {374} {373} {372} {371} {370} {369} {368} {367} {366} {365} {364} {363} {362} {361} {360} {359} {358} {357} {356} {355} {354} {353} {352} {351} {350} {349} {348} {347} {346} {345} {344} {343} {342} {341} {340} {339} {338} {337} {336} {335} {334} {333} {332} {331} {330} {329} {328} {327} {326} {325} {324} {323} {322} {321} {320} {319} {318} {317} {316} {315} {314} {313} {312} {311} {310} {309} {308} {307} {306} {305} {304} {303} {302} {301} {300} {299} {298} {297} {296} {295} {294} {293} {292} {291} {290} {289} {288} {287} {286} {285} {284} {283} {282} {281} {280} {279} {278} {277} {276} {275} {274} {273} {272} {271} {270} {269} {268} {267} {266} {265} {264} {263} {262} {261} {260} {259} {258} {257} {256} {255} {254} {253} {252} {251} {250} {249} {248} {247} {246} {245} {244} {243} {242} {241} {240} {239} {238} {237} {236} {235} {234} {233} {232} {231} {230} {229} {228} {227} {226} {225} {224} {223} {222} {221} {220} {219} {218} {217} {216} {215} {214} {213} {212} {211} {210} {209} {208} {207} {206} {205} {204} {203} {202} {201} {200} {199} {198} {197} {196} {195} {194} {193} {192} {191} {190} {189} {188} {187} {186} {185} {184} {183} {182} {181} {180} {179} {178} {177} {176} {175} {174} {173} {172} {171} {170} {169} {168} {167} {166} {165} {164} {163} {162} {161} {160} {159} {158} {157} {156} {155} {154} {153} {152} {151} {150} {149} {148} {147} {146} {145} {144} {143} {142} {141} {140} {139} {138} {137} {136} {135} {134} {133} {132} {131} {130} {129} {128} {127} {126} {125} {124} {123} {122} {121} {120} {119} {118} {117} {116} {115} {114} {113} {112} {111} {110} {109} {108} {107} {106} {105} {104} {103} {102} {101} {100} {99} {98} {97} {96} {95} {94} {93} {92} {91} {90} {89} {88} {87} {86} {85} {84} {83} {82} {81} {80} {79} {78} {77} {76} {75} {74} {73} {72} {71} {70} {69} {68} {67} {66} {65} {64} {63} {62} {61} {60} {59} {58} {57} {56} {55} {54} {53} {52} {51} {50} {49} {48} {47} {46} {45} {44} {43} {42} {41} {40} {39} {38} {37} {36} {35} {34} {33} {32} {31} {30} {29} {28} {27} {26} {25} {24} {23} {22} {21} {20} {19} {18} {17} {16} {15} {14} {13} {12} {11} {10} {9} {8} {7} {6} {5} {4} {3} {2} {1}




BZIK.INFO
[ bzik анекдоты ] [ bzik афоризмы ] [ bzik истории ] [ bzik башизмы ] [ bzik ИТ истории ] [ bzik тосты ]
[ bzik неразобранное ] [ bzik прислать свежий ]
BZIK.INFO

админу в мыло